Тодор Каблешков

13 января (1 января по старому стилю) 1851 года в Копривштице родился Тодор Лулчов Каблешков – видный болгарский революционер, участник Апрельского восстания.

Его фамилия происходит от слова «каблица» – большое деревянное ведро для молока, использовавшееся родопскими пастухами. Предполагается, что кто-то из предков Тодора привез это ведро из Родоп в Копривштицу, за что получил соответствующее прозвище, постепенно превратившееся в фамилию.

Тодор родился в богатой семье. Его отец — хаджи Лулчо Дончов Каблешков занимался сбором податей и торговлей скотом. Несмотря на свою принадлежность к чорбаджиям (богачам) хаджи Лулчо был патриотом, вдохновленным примером своего старшего брата Илии, убитого турками.

Дом семьи Каблешковых в Копривштице (сейчас — музей)

Тодор был сильно привязан к своей матери Стойке и тяжело переживал ее раннюю смерть. О нем и пяти его братьях заботилась сестра отца, Пена – жена известного копривштинского чорбаджи и хайдутина Дончо Ватаха. Она была образованной женщиной и часто рассказывала Тодору, называвшему ее «мама Пена», о многочисленных подвигах своего мужа. Позже хаджи Лулчо вторично женился на Анне Григоровой, с которой у Тодора установилась сильная дружеская связь. Анна также оказала сильное влияние на воспитание мальчика в духе патриотизма. Еще в раннем возрасте у Тодора были проблемы со здоровьем, но это никогда не останавливало его.

Сначала он учился в родной Копривштице, где показал себя прилежным учеником, а в конце 1864 года хаджи Лулчо отвез Тодора в Пловдив к своему младшему брату Цоко, который записал мальчика в престижное главное епархиальное училище, где преподавал видный деятель национального возрождения Йоаким Груев. Там Тодор впервые столкнулся с так называемой «эллинизацией» и надменным отношением к болгарам. Не раз его споры с соучениками – греками перерастали в драки. Однажды Тодор случайно зашел в турецкий квартал. Турецкие мальчишки забросали его камнями, и он вернулся домой окровавленный с разбитой головой. В ответ на жалобу Цоко Каблешкова и учителя Груева властям последовал совет Тодору больше не ходить по турецким кварталам. В 1867 году Тодор тяжело заболел и вынужден был вернуться в Копривштицу.

Именно тогда он впервые проявил организаторские способности, основав школьное общество просвещения «Зора» («Восход», «Заря»). Цоко Каблешков, нуждавшийся в надежном сотруднике для растущего бизнеса, убедил хаджи Лулчо, что Тодору нужно более серьезное образование и осенью 1868 года мальчик стал учеником престижного французского лицея «Мехтеп Султание» в Галатасарае. 

В столице империи юноша вступил в кружок Петко Славейкова, где впервые познакомился с произведениями Любена Каравелова. В лицее он познакомился с другими учениками- болгарами, в том числе Павлом Бобековым из Панагюриште и Константином Величковым из Татар-Пазарджика.  Вместе с ними он прочел «Лесного путника» Георгия Раковского, считавшегося тогда «бунтовщической литературой». Здесь Тодор вновь столкнулся со знакомым ему по Пловдиву «эллинизмом» и после одной из драк с греками отказался от своего имени (имеющего греческое происхождение) и настаивал, чтобы к нему обращались «Богдан». Во время учебы он проявлял интерес к французской и русской литературе, пытался писать стихи под сильным влиянием Славейкова. Перевел на болгарский «Трех мушкетеров» и «Графа Монте Кристо». Во время пребывания в Константинополе юноша был буквально одержим мыслью убить султана Абдул Азиза, когда тот в пятницу выйдет из своего дворца отправляясь в мечеть.

В 1871 году Тодор вернулся в Копривштицу, где сдружился с сапожником Петко Тодоровым Бояджиевым-Кундурджията и учителем Найденом Попстояновым. 25 мая 1871 года Попстоянов основал женское общество «Благовещение», в котором председателем стала мачеха Тодора. Под прикрытием общества друзья развернули революционную деятельность. В конце декабря Каблешков, несмотря на то что был тяжело болен, встретился с Василом Левским, прибывшим в город вместе с Ангелом Кынчевым. Эта встреча оказала большое влияние на развитие Тодора как революционера. 1 января 1872 года Каблешков основал «Трудолюбие» – кооперативное общество дружество для экономического и культурного подъема народа.

Тодор Каблешков — начальник станции Белово

Каблешков отправился в Одрин, где работал учеником телеграфиста на железнодорожной станции. Там он организовал свой первый бунт, хотя и чисто символический. Ученики, члены его кружка запели «Стани, юнак балкански» («Вставай, балканский богатырь») во время литургии, что даже привело к вмешательству жандармов, арестовавших, но затем освободивших смутьянов. После обучения Тодор поступил на службу чиновником-телеграфистом на Пловдивскую станцию. Во время работы он отлично проявил себя и был вскоре стал телеграфистом, а затем и начальником станции Белово. Хотя этот пост обеспечивал ему завидное материальное и социальное положение, Тодор не отказался от своих идей. Он объезжал села вокруг Белово пытаясь просвещать крестьян и вовлекать их в революционную деятельность. Активно содействовал открытию читалишта Искра в селе Голямо Белово, превратившегося в культурный и революционный центр района, поддерживал связи со своим единомышленниками и принимал активное участие в подготовке Старозагорского восстания.

Весной 1875 года Каблешков подал в отставку с поста начальника станции, поселился в Татар-Пазарджике (сегодня — Пазарджик) и как торговец лесом объехал Софию, Самоков, Пирот и другие населенные пункты чтобы проверить революционные настроения среди болгар. Он помогал местным революционерам в укреплении и развитии комитетов. Осенью его здоровье снова ухудшилось, и он отправился в Копривштицу, где узнал о провале Старозагорского восстания. В Копривштице он познакомился с учительницами – Марией Бочевой Былгаровой из Сопота и Евлампией Векиловой. Именно они вышили знамя копривштинских повстанцев. Тодор влюбился в Марию, но она уехала в Габрово, а оттуда в Сопот. Он не пытался ее остановить и при расставании подарил ей свое фото и ножницы, которые она могла бы использовать, вышивая другое знамя, а в крайнем случае – перерезать себе вены, чтобы не попасть в плен к туркам.

Осенью 1875 года после провала Старозагорского восстания, в Гюргево (Румыния) собрались видные революционные деятели чтобы спланировать новое восстание. Среди создателей Гюргевского центрального революционного комитета были Никола Обретенов, Стоян Заимов, Георги Бенковски, Стефан Стамболов и другие. Они разделили болгарские земли на четыре революционных округа: Врачанский, Тырновский, Сливенский и Пловдивский, позже переименованный в Панагюрский. Решено было поднять восстание 1 мая 1876 года. В IV округе главным апостолом был избран Панайот Волов, а его помощником – Бенковски. В начале января эти двое переправились через Дунай и посетили Пловдив, но поняв, что сеть комитетов лучше развита в Забалканской котловине, переместили повстанческий центр в Панагюриште. Здесь апостолы нашли активных помощников в лице Тодора Каблешкова, Кочо Чистеменского, Захария Стоянова, Найдена Попстоянова, Ивана Арабаджията и многих других.

Вечером 13 января в доме Танчо Шабанова в Копривштице Панайот Волов собрал членов революционного комитета : Найдена Попстоянова, Танчо Шабанова, отца Николу Белчева, Каблешкова и другиех. Участники поклялись на евангелие, ноже и револьвере:

«Клянемся во имя всемогущего Бога, что во славу своего народа и в честь православной веры воткнем ржавевший пятьсот лет болгарский нож в грудь турецкого султана! Если я нарушу эту клятву, да буду проклят всем болгарским народом и да постигнет меня самое тяжкое божественное наказание…»

Фото с сайта музея Тодора Каблешкова

Волов дал Каблешкову бумагу, подтверждающую его полномочия создавать революционные комитеты.  Тодор снова разболелся, но это не остановило его.  С 13 до 16 апреля он организовал собрание в местности Обориште, где было решено объявить восстание 1 мая, а в случае предательства – раньше. Позже Ненко Стоянов Терзийский, бывший на этом собрании, сообщил о планах революционеров турецким властям.

Сначала турки недооценили масштаб заговора – в Копривштицу для ареста повстанцев был отправлен только стражник Неджиб-ага с несколькими заптиями (жандармами).  20 апреля начались аресты. Среди тех, кого должен был арестовать Наджиб-ага был и Каблешков, но его мачеха обманула стражника, сказав, что Тодора нет дома, хотя он лежал больной в одной из комнат. Опасаясь, что восстание будет разгромлено не начавшись, Каблешков несмотря на болезнь принял решение объявить его немедленно – раньше намеченного срока. По его приказу около 10 часов утра 20 апреля ударили колокола городской церкви, объявляя начало восстания, оставшегося в болгарской истории как Апрельское.  Быстро сформировались две четы, отправившиеся окружить конак и находившихся в нем жандармов. Группа Георгия Тиханека по дороге встретила на Калычовом мосту жандарма и Тиханек застрелил его.  Это был первый турок, убитый во время восстания.

Калычев мост в Копривштице

Под командованием Каблешкова конак был окружен, но Неджиб-ага с большей частью своих людей смог бежать. Несколько жандармов, в том числе их мюдюр (начальник) были убиты. Именно тогда Каблешков написал знаменитое «кровавое письмо»:

«Братья! Вчера прибыл в село Неджип-ага из Пловдива, который хотел арестовать несколько человек вместе со мной. Извещенный о вашем решении, принятом на собрании в Обориште, я собрал несколько юнаков и вооружившись мы отправились к конаку, на который напали и убили мюдюра, с несколькими заптиями… Сейчас, когда я пишу вам это письмо, знамя развивается перед конаком, ружья гремят в сопровождении эха церковных колоколов и юнаки целуют друшг друга на улицах!.. Если вы, братья, истинные патриоты и апостолы свободы, то последуйте нашему примеру и в Панагюриште. Копривштица,20 апреля 1876 г. Т. Каблешков»

В конце письма Каблешков нарисовал кровью мюдюра христианский крест. Никола Салчев доставил это письмо в Панагюриште так быстро, что его конь издох от переутомления. Другое «кровавое письмо» было отправлено с Николой Караджовым в Клисуру. Извещены были также Старо Ново село и Стрелча. Тодор Москов отправился во Врацу, чтобы проинформировать тамошний комитет и его вождя – Стояна Заимова, но был схвачен в турецком селе Лыжене. Власть в Копривштице перешла к военному совету во главе с Каблешковым. Штаб расположился в аптеке доктора Абрашева. Все дороги и тропинки вокруг города были блокированы отрядами повстанцев. В коротком столкновении в селе Синджирлии были убиты 13 турок, а женщины и дети отправлены в Копривштицу. Очищенные от крестьян села, по приказу Каблешкова были подожжены, чтобы турецкие войска не могли найти в них укрытия.

Болгарские повстанцы 1876 (картина В. Антонова)

26 апреля турецкие войска атаковали Клисуру. Повстанцы не могли противодействовать турецкой артиллерии и на следующий день башибузуки ворвались в село. Более 200 жителей, в основном женщин, детей и старикова, не успевших бежать, были зверски убиты. Каблешков с отрядом в 200 человек отправился на помощь Клисуре, но опоздал и вернулся в Копривштицу вместе с 4000 беженцев. Из Панагюриште пришла новость, что город обстреливает артиллерия и его падение – лишь вопрос времени.

1 мая башибузуки при поддержке регулярной армии и артиллерии стали собираться вокруг Копривштицы. Общее число турок насчитывал около 5000 человек, во главе их стояли Хафиз-паша, уже уничтоживший Панагюриште, и его помощник Хасан-бей. Чорбаджии предали восставших, вступив в переговоры с Хасан-беем. Башибузуки ворвались в город, грабя его и убивая жителей.  3 мая Хасан-бей вошел в опустошенную Копривштицу и по его приказу схваченные повстанцы были отправлены в Пловдив. Вскоре прибыл Хафиз-паша и подверг город повторному разграблению.

Уцелевшие повстанцы отступили в горы и попытались перейти хребет Стара планина, чтобы затем переправится через Дунай и укрыться в Румынии. 8 мая от четы Каблешкова отстали четыре человека – сам Тодор, Найден Попстоянов, Георги Тырнев и Стефан Почеков. За их головы была объявлена награда и один их недавний соратник выдал жандармам укрытие около Рогачевой реки. Турки подкрались незаметно и неожиданно открыли огонь. Тырнев и Почеков были убиты в перестрелке, а Каблешков и тяжело раненый Попстоянов – схвачены. Убитым отрубили головы и взяли в качестве трофеев (обезглавленные останки были найдены и захоронены только в 1944 году).

Найден Попстоянов

Пленников отвели в Троян, затем в Ловеч, и в Тырново. После допросов, на которых Каблешков даже под пытками ни в чем не сознался, их отправили в Пловдив. Попстоянов был уже почти мертв, а Тодор знал, что ждет его в городе – еще пытки и в конце концов виселица.

16 июня, когда конвой остановился на ночевку в Габрово, Тодор воспользовался оплошностью одного из жандармов, отнял у него револьвер и выстрелил себе в голову. На следующий день габровский архирейский наместник уговорил турецкого начальника выдать тело Каблешкова для христианского погребения. Тело было обмыто, одето в новую одежду и захоронено недалеко от могилы двух четников Хаджи Димитра, казненных в Габрово  

В 1883 году останки Тодора Каблешкова были перенесены в Копривштицу и захоронены в Мавзолее-костнице участников Апрельского восстания. Из-за плохих условий в мавзолее кости Тодора  Каблешкова (а также Найдена Попстоянова) были перенесены в его родной дом, а в 1996 году захоронены во дворе храма Успения Пресвятой Богородицы. Дом революционера в Копривштице превращен в музей, где посетители могут видеть его снимки, документы и личные вещи – учебники, оружие, одежду.

Именем Тодора Каблешкова названы улицы и учебные заведения во многих городах Болгарии.

«Я надеялся не на пулю из кремневого ружья, а на его грохот, который должен был дойти до ушей Европы…»

Тодор Каблешков
Памятник Тодору Каблешкову в Копривштице

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *