Заговор майора Паницы

16 июня 1890 года около 10 часов утра перед всем офицерским составом Софийского гарнизона был расстрелян организатор военного переворота — военный юрист, майор Коста Паница.

Биографию Косты Паницы я вам уже рассказывал. Сегодня — немного подробнее о его заговоре.

Вскоре после переворота и контрпереворота в августе 1886 года, закончившихся политическим поражением русофилов в Болгарии, Россия разорвала отношения с Княжеством и отказалась признать легитимность болгарского парламента и избранного в июне 1887 года князя Фердинанда Сакскобургготского. Правительство императора Александра III помогало нескольким попыткам насильственной смены власти в Болгарии, включая Офицерский бунт февраля 1887 года.

Майор Коста Паница – один из высших офицеров болгарской армии первоначально поддерживал усилия Стефана Стамболова по противодействию российскому давлению и активно участвовал в действиях против участников Офицерского бунта. Позже, однако он разочаровался в кадровой политике военного руководства, конкретно был уязвлен тем, что начальник штаба армии Рачо Петров был произведен в подполковники раньше него. Паница также был недоволен политикой Стамболова по Македонскому вопросу.

В конце 1887 года Паница установил контакт с русскими представителями желая в обмен на свержение князя и правительства получить дипломатическую поддержку и оружие для восстания в Македонии. Важную роль в переговорах играл Порфирий Колобков, бывший русский офицер, занимавшийся ввозом русского оружия в Болгарию, который просил русское правительство выделить 60 тысяч франков для осуществления этого плана. Русский МИД отказался выделить деньги и дать какие-либо гарантии, считая, что даже успешное восстание в Македонии не отвечало на тот момент интересам России, но проявил интерес к идее переворота.

Переговоры возобновились летом 1889 года, когда жившие в эмиграции политики Драган Цанков и Петр Станчев гарантировали перед русским дипломатическим представителем в Бухаресте Михаилом Хитрово серьезность заговора. Кроме них в нем участвовал и комендант софийского гарнизона подполковник Стефан Кисов. Хитрово счел уместным финансирование переворота в размере 50 тысяч франков. В декабре он сообщил в Санкт-Петербург, что Военно-революционный комитет готов действовать в самом ближайшем будущем, но русское правительство не собиралось открыто поддерживать заговорщиков.

М.А. Хитрово

Болгарская разведка знала о связи Паницы с русскими представителями в Бухаресте еще с 1887 года, но не предпринимала никаких явных действий, ожидая развития событий.

В первые дни января Коста Паница встречался в различных софийских заведениях с офицерами, которых планировал привлечь к участию в перевороте. С ними он открыто говорил о необходимости таких действий и утверждал, что некоторые войсковые части уже присоединились к заговору.

В ночь с 11 на 12 января Паница вместе с подпоручиком Александорм Ризовым и гражданскими Миле Колевым и Тодором Арнаутовым отправились в дом Савы Миркова — главного врача армии и вынудили его написать краткую записку, призывающую коменданта Стефана Кисова присоединиться к перевороту. Паница утверждал, что заговор известе властям и его реализация не терпит отлагательства. Оттуда четверка отправилась к подполковнику Кисову, который выпроводил Паницу, сказав ему проспаться и протрезветь. После этого Паница, сопровождаемый уже только Ризовым, сделал попытку связаться еще с несколькими офицерами, но также безуспешно.

Кисов не доложил о случившемся, но информация все-таки дошла до властей. Опасаясь, что назначенный на 21 января бал во дворце, на котором должны были присутствовать князь, Стамболов и военный министр Сава Муткуров, может быть использован заговорщиками, они рано утром арестовывают Косту Паницу. После бала были задержаны еще ряд офицеров, подозреваемых в соучастии.

Непосредственно после раскрытия заговора в правительстве рассматривали возможность проведения шумного процесса, который показал бы решимость государства справится с подобными заговорами. Идея была отвергнута чтобы не создавать впечатления масштабного заговора в армии и слабости правительства.

Следствие вела специальная комиссия из военных следователей, возглавляемая майором Василом Кутинчевым. Оно завершилось 9 апреля, после чего обвинителем был назначен прокурор при Софийском военном суде поручик Димитр Марков, участвовавший и в деле после Офицерского бунта 1887 года. Специально для этого случая был назначен Особый военный суд под председательством начальника Штаба армии подполковника Рачо Петрова. Его заседания проходили в казарме Первого пехотного софийского полка и Шестого пехотного тырновского полка в Софии.

Васил Кутинчев

Рачо Петров

Обвинение против майора Косты Паницы было выдвинуто 19 апреля, а двумя днями позже – и против капитанов Евстатия Моллова, Асена Кисимова, подпоручика Александра Ризова, ротмистров Димитра Татева и Христо Чавдарова еще ряда офицеров и гражданских лиц. Обвинения против гражданских лиц рассматривал военный суд в силу «Закона за изтребление на разбойничеството».

Судебные заседания начались 3 мая. Коста Паница был обвинен в организации государственного переворота и связях с враждебным иностранным государством. Сам Паница не отрицал подготовки переворота, но утверждал,что это были только планы, от которых он отказался после первых неудач.

Приговор ему был оглашен 17 мая, а остальным обвиняемым — шесть дней спустя. Паница был осужден к смертной казни через расстрел,хотя суд рекомендовал князю заменить наказание 15-летним заключением, учитывая чистосердечное признание обвиняемого и его безупречную военную службу. Колобков, чья посредническая роль в переговорах с Россией была доказана был приговорен к 9 годам тюрьмы. Александр Ризов и Тодор Арнаутов – к 6 годам, Христо Чавдаров, Димитр Татев, Евстати Моллов и Асен Кисимов – к 3 годам, а Иван Стефанов – к 5 месяцам ареста. Остальные обвиняемые были оправданы из-за отсутствия доказательств.

Коста Паница обжаловал приговор воспользовавшись фактическими ошибками и процессуальными нарушениями во время расследования. Обвинение также собиралось обжаловать приговор желая отменить рекомендацию о помиловании Паницы и увеличить срок заключения Колобкову, но главный военный прокурор майор Георги Агура отказался от обжалования. 7 июня Главный военно-кассационный суд подтвердил решение Особого военного суда.

Министр-председатель Стефан Стамболов оценил приговоры как чрезмерно мягкие. Уже 19 мая правительство приняло решение (отвергнутое только министром иностранных дел Георгием Странски), призывающее князя не отменять смертный приговор для Косты Паницы. 14 июня Стамболов пугал князя, что подаст в отставку, если приговор не будет утвержден. Фердинанд подписал его и немедленно после этого покинул страну, оставляя министра-председателя ответственным за казнь.


Фердинанд I — Князь (с 22 сентября 1908 года — Царь) Болгарии
Стефан Стамболов — Министр-председатель Болгарии
(1888—1894)

Коста Паница был расстрелян около 10 часов 16 июня 1890 года перед всем офицерским составом Софийского гарнизона около Пехотного лагеря в Красном селе.

Стамболов использовал заговор Паницы чтобы поставит перед Османской империей и Великими европейскими державами вопрос о международном признании князя Фердинанда как способа гарантировать внутреннюю стабильность Болгарии. Дипломатическая акция была предпринята в считанные дни после ареста заговорщиков.

Во внутриполитическом плане расправа властей с заговорщиками вынудила радикальную оппозицию, состоящую из русофилов-эмигрантов и сторонников вооруженной борьбы за Македонию изменить тактику перейдя от попыток государственных и военных переворотов к политическим убийствам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *