Противоречивый Сандански

18 (30 по новому стилю) мая 1872 года родился Яне Иванов Сандански — болгарский революционер, одна из самых спорных и противоречивых фигур в освободительной борьбе македонских болгар. Был известен под прозвищами Пиринский орел, Пиринский царь, Сандан-паша, Старик.

Яне Сандански родился в Шемето — махале (части) села Влахи, в районе города Мелник. Во время русско-турецкой войны семья жила в городе Горна Джумая (сегодня – Благоевргад). Отец Яне участвовал в Кресненско-Разложком восстании (1878-1879), после которого семья переселилась в Дупницу, вошедшей в отличие от Горной Джумаи в состав Болгарии.

В Дупнице Яне окончил начальную школу и два года учился в прогимназии. Два с половиной года обучался сапожному ремеслу и работал подмастерьем. С 1892 до 1894 года служил солдатом в болгарской армии. После увольнения в запас вернулся в Дупницу и работал в адвокатской конторе своего дяди – помогал клиентам писать различные прошения.

Сандански в болгарской армии

Летом 1895 года после создания Верховного македонско-одринского комитета (ВМОК), Сандански включился в деятельность его дупницкого отделения. Осенью того же года через город прошла сформированная около Рильского монастыря Серская чета воеводы Стойко Костова, с которой Яне отправился в Родопы. Отряд насчитывал около 200 человек, многие из которых были военнослужащими болгарской армии. Целью было вторгнуться в пределы Османской империи, спровоцировать вооруженные столкновения и побудить Великие державы потребовать от турецкого правительства исполнения 23 статьи Берлинского договора, предусматривающей автономию Македонии и Одринского края. Чета напала на помакское село Доспат и подожгла его. Во время нападения были убиты 40 жителей. После этого, преследуемая войсками и башибузуками чета ушла в Болгарию и была распущена. 

Яне продолжал работать в конторе и участвовать в деятельности Комитета. В 1897 году в связи со вспыхнувшей греко-турецкой войной в Дупнице сформировалась новая чета из тридцати бойцов под командой Крыстьо Захариева, получившая оружие от болгарских офицерских патриотических обществ. Яне снова присоединился к отряду, отправившемуся в Пиринский край. Серьезное столкновение с турецкими войсками произошло у села Пирин, где повстанцам удалось вывести из строя около 150 турецких солдат, не потеряв при этом ни одного четника убитым или раненым. Позже, в бою в местности Лопово один четник был убит, а Сандански ранен в левую руку и его старший брат Тодор, также бывший в отряде отправил его в Болгарию на лечение.

После возвращения в Болгарию Сандански разочаровался в своей предшествующей деятельности. Он был убежден, что должен сперва изучить общее состояние освободительной борьбы и лишь затем снова включиться в практическую работу. Он вступил в содружество «Младост», которое сформировалось вокруг учителя Ивана Димитрова и имело целью самообразование своих членов и работу по пробуждению региона. Содружество имело читальню и библиотеку, за которые некоторое время отвечал Яне. В ноябре 1897 года «Младост» помогала одеждой, продуктами и жилищем беженцам из села Виница в северной Македонии и организовала митинг против посещения премьер-министром Болгарии Константином Стоиловым Константинополя. Сандански был активным сторонником радослависткого крыла Либеральной партии и вскоре после его прихода к власти в феврале 1899 года, был назначен начальником тюрьмы в Дупнице.

В том же году Сандански узнает от Николы Малешевского подробности о деятельности Внутренней македонско-одринской революционной организации (ВМОРО) и впервые встречается с Гоце Делчевым. Вместе с Димо Хаджидимовым он реорганизует дупницкое отделение ВМОК и направляют его деятельность на сближение с ВМОРО. Первоначально Сандански был заместителем председателя, Георгий Паничаревский – председателем, а Хаджидимов – секретарем. После стачки учителей Дупницы в декабре 1899 года, когда шесть учителей –социалистов были уволены и изгнаны из города, Сандански возглавил организацию. 

В июле 1900 года дупницкая организация делегирует Сандански и Малешевского на Седьмой македонско-одринский конгресс в Софию. На конгрессе Сандански выступал против изменения 4-й статьи Статута организации, в том смысле, что македонский вопрос решится скорее дипломатическими мерами, а не революцией. Он был делегатом и Восьмого конгресса в апреле 1901 года и поддержали резолюцию о сотрудничестве с ВМОРО и о «преодолении национальной и шовинистической вражды» на Балканах. В это время произошел разрыв в отношениях ВМОК и ВМОРО. Камнем преткновения стал вопрос назрела ли ситуация для вооруженного восстания. Сандански твердо стал на сторону ВМОРО, считая, что время для восстания еще не пришло.

Дело «Мисс Стоун»

После возвращения с конгресса Сандански окончательно решил включиться в революционную борьбу в составе ВМОРО. Он расстается со своей невестой Еленой Кёсевой, оставляет службу начальника тюрьмы и формирует свою первую чету, с которой отправляется в агитационный поход по Разложскому и Горноджумайскому регионам. В это время ВМОРО начинает испытывать нехватку финансов. В это же время новый руководитель ВМОК генерал Иван Цончев потребовал от Сандански вернуть около 600 ружей, переданных ему на хранение прежним руководством. Сандански был вынужден вернуть ружья, но это привело к его острому конфликту с Верховным комитетом. Яне начал спешно искать новые средства для вооружения. Некоторое время он предоставлял свой двор в Дупнице для изготовления фальшивых серебряных монет, но это не решало проблемы.   

Почтовая открытка, посвященная «Делу мисс Стоун»

Летом 1901 годя Яне Сандански, Гоце Делчев и Христо Чернопеев собрались в Кюстендиле чтобы обсудить финансовый вопрос. Сандански предлагал похитить князя Фердинанда, но Делчев был против. Решили, что похищать людей ради выкупа необходимо на турецкой территории. Так по пути от Банско к Горной Джумайе Яне и его чета, в которую вошли также Христо Чернопеев и Крыстьо Асенов похитили протестантскую миссионерку Элен Стоун. Похитители потребовали выкуп в размере 14 500 турецких золотых лир. Несмотря на преследование, 18 января 1902 года в Банско состоялась передача денег, а немного позже мисс Стоун была освобождена. Впоследствии, вернувшись в США, она активно пропагандировали идеи освобождения Македонии.

Мисс Стоун

После передачи денег, полученных в виде выкупа, Гоце Делчеву в Софии, Сандански вернулся в Македонию. Вместе с Чернопеевым и Асеновым с отрядом из 16 человек он стал объезжать села по берегам Струмы и в Разложской котловине, пытаясь противодействовать действовавшим в регионе четам ВМОК под командованием Юрдана Стоянова и Георгия Янакиева. Троица агитировала против идеи преждевременного восстания, поддерживаемой верховистами. 3 августа 1902 года он вместе с демирхисарской четой Илии Кырчовалии и неврокопской четой Атанаса Тешовского вступил в бой против отряда верховистов во главе с капитаном Христо Саракиновым в местности Харамийската чешма. В бою погибли пять верховистов. Позже в Пирине произошел бой между тремя отрядами ВМОРО и четой Дончо Златкова, в котором погибли два верховиста и один четник ВМОРО. После Горноджумайского восстания в октябре 1902 года Сандански возобновил свои агитационные походы. Хотя он официально считался только воеводой Мелникского революционного района, постепенно стал самым авторитетным лидером во всем Серском округе.

Христо Чернопеев и Сандански

Илинденско-Преображенское восстание

Яне Сандански не одобрял принятое Солунским конгрессом ВМОРО решение о восстании в Македонии и Одринском крае в 1903 году и не включился в его подготовку. Он и прибывший из Софии Гоце Делчев приняли участие в большой встрече 70-80 активных революционеров округа в Каракьое, где присутствовали четники из Неврокопского, Мелникского, Демирхисарского, Поройского, Драмского и Серского районов. Под давлением Делчева Сандански согласился на пробную акцию.

Чета Сандански. Сам Сандански в центре, Пейро Яворов (третий справа от Сандански)

8 февраля произошел первый бой с турками в Мелникском районе у села Долни Орман. 8 четников противостояли 460 турецким солдатам. В ходе боя отряд Сандански потерял трех человек, турки — 19. 19 апреля Яне прибыл в Софию, чтобы организовать снабжение оружием. В мае вернулся в Македонию с четой из 30 человек, в числе которых был и поэт Пейо Яворов. В сентябре вместе с отрядами ВМОК чета участвовала в боях с турками почти по всей территории Серского округа. Георги Белев свидетельствует, что при встрече Яне с Иваном Цончевым в местности «Тумба» в Принском крае генерал сказал:

«…Сандански, в Болгарии, в мирное время мы были противниками, сейчас в порабощенной Македонии я подаю вам мою братскую, товарищескую руку. Примите ее для блага борющейся Македонии!»

После этого они пожали друг другу руки и обнялись, а все четники и воеводы закричали «Ура!»

генерал Иван Цончев

После подавления восстания Сандански одним из последних отступил в Болгарию. Зимой 1903-1904 в Софии проходили совещания руководителей восстания из различных округов. Сандански также принимал в них участие и был одним из основных критиков недостаточной подготовки восстания. Он и его приверженцы подготовили в первые дни января 1904 года «Директиву будущей деятельности Внутренней организации и руководство по ее реализации».

После возвращения в Серский округ, Сандански встает во главе так называемой Серской группы и в период 1904-1905 годов активно противодействует деятельности ВМОК. В апреле 1905 у села Кашина он устроил засаду отряду Юрдана Стоянова. В братоубийственном бою погибло 7 человек. Ужасное впечатление произвела расправа над двумя пленными ранеными четниками. Этим Сандански положил начало кровавой междоусобной борьбе в среде македонского революционного движения.

На Рильском конгрессе под председательством Даме Груева в октябре 1905 происходили бурные дискуссии относительно будущего ВМОРО. Левое крыло требовало принятия резолюции я том смысле, что организация будет всеми возможными средствами противостоять иностранному проникновению в Македонию и было принято решение о «сопротивлении болгарской политике в Македонии».  Это дало толчок расколу в самой организации. После смерти Груева в декабре 1906 в организации началась борьба за власть. Сандански видел основное препятствие своим амбициям в лице правых во главе с зарубежными представителями Борисом Сарафовым, Иваном Гарвановым и Христо Матовым. В 1907 году Георги Герджикович встретился с Яне Сандански и Тодором Паницей в Софии и обеспечил их средствами, на которые позже было организовано убийство заграничных представителей (кроме Христо Матова). Существует версия, что эту встречу организовали и координировали представители русского посольства.

Павел Делирадев, Сандански и Тодор Паница, 1908

Яне Сандански защищал идею, что македонский вопрос нельзя рассматривать как национальное объединение болгар, а необходимо поставить на свободную от национализма интернациональную основу и поддержать тезис Балканской федерации. С этой точки зрения все, кто агитирует за объединение Македонии и Болгарии должны были преследоваться наравне с сербскими и греческими агитаторами. Все это создавало непреодолимые препятствия объединительным процессам в организации. На организованном правыми Кюстендильском конгрессе Сандански и Паница были приговорены к смерти. Со своей стороны, левые провели Банский конгресс, на котором было принято решение о создании новой революционной организации.

После революции младотурок в 1908 году Санданский встал на их сторону. Они декларировали создание единой османской нации, состоящей из отдельных народностей империи. Противники обвиняли Сандански, в том, что он получал ежемесячную плату в размере 50 золотых турецких лир.

Сандански и младотурецкий деятель Нуредин-бек

Во исполнение решения Кюстендильского конгресса ВМОРО 24 сентября 1908 года Тане Николов, Димитр Запрянов и Иван Москов совершили неудачное покушение в Салониках, во время которого погибли телохранители Сандански, но сам он был только ранен. В 1909 году Сандански и его приверженцы участвовали в походе младотурок на Константинополь и свержении султана Абдул Хамида II.  В это время в Константинополе группа из нескольких человек совершила новую неудачную попытку покушения на Сандански. 14 августа 1909 года Владе Сланков предпринял третью неудачную попытку убить его в Салониках. Разочарованный в младотурках и напуганный покушениями, в 1910 году Сандански отправился в Роженский монастырь.

Под влиянием турецких жестокостей в Македонии и Одринском крае психологическая атмосфера была наэлектризована, ожидалась война. В 1910 году деятели новосозданной Болгарской народной македонско-одринской революционной организации (БНМОРО) Чернопеев и Занков встретились с Сандански, но тот отказался от совместной деятельности. Тем временем в Софии в начале 1911 года в результате переговоров между революционными деятелями ВМОРО была восстановлена под своим старым именем и с прежними программными документами. Междоусобицы в организации, однако не прекратились и Сандански самоизолировавшись снова отказался участвовать в общем совещании, где решалось, как действовать в условиях предстоящей войны.

Балканские войны

Перед началом Балканской войны Сандански был через Христо Чернопеева уведомлен болгарскими властями и обещал свою поддержку в военных действиях. «Кровь водой не стала» — так он завершил свой разговор с Чернопеевым. С началом войны старая вражда между централистами, верховистами и санданистами прекратилась. Сандански организовал отряд из 500 четников и 17 (30) октября 1912 года вошел в очищенный от турецких войск Мелник. Он был назначен кметом (мэром) и военным комендантом города, после чего оборонял позиции севернее Рупельского дефиле. В качестве авангарда Седьмой Рильской дивизии около 300 четников -кавалеристов Сандански вместе с кавалерией майора Цонева вошли в Салоники после сдачи города Тахсин-пашой грекам 8 ноября 1912 года. На банкете с болгарскими офицерами Сандански провозгласил тост за независимость Македонии, что привело к скандалу. Офицеры заявили, что после таких больших жертв болгарской стороны ни о какой независимости Македонии не может быть и речи. Позже Сандански вошел в состав штаба новосформированной в Одринском крае 15-й дружины Македонско-одринского ополчения.

Сандански с болгарскими офицерами в авангарде Седьмой дивизии

В апреле 1913 года представители временного албанского правительства предложили Болгарии начать общие действия против сербской оккупационной власти в Македонии, но болгарское правительство не пошло на союз с албанцами. В мае 1913 года, однако стало понятно, что сербы в нарушение договора не уступят Болгарии даже бесспорную зону в Македонии, что делало новую войну неизбежной. Сандански был направлен как специальный полномочный представитель для переговоров с албанским правительством.

В июне началась Межсоюзническая война и Сандански после опасного перехода через линию фронта вернулся в Софию. Он сообщил правительству, что смог договориться о совместных военных действиях против оккупантов. Чтобы нейтрализовать договоренности, достигнутые Сандански, Сербия и Греция направили своих посланцев в Албанию, предложив ей Дебыр, Дяково, Корчау и Аргирокастро и албанцы отказались от совместных действий с Болгарией.

После сражения при Кукуше отряд Сандански занял Рупельское дефиле и перерезал коммуникации греческих войск. Это позволило отступающей болгарской армии перегруппироваться, укрепиться при селе Бело Поле и остановить греков.

После войны и Первая мировая

После окончания войны и раздела Македонии Сандански вернулся в Болгарию и вновь включился в политическую жизнь. До 1912 года он не скрывал симпатий к Либеральной партии Васила Радославова. После поражения в Межсоюзнической войне Радославов возглавил коалиционное правительство, взявшее курс на сближение с Тройственным союзом и Сандански был разочарован. Бывшие серчане, уже как болгарские граждане поддержали ориентированного на Антанту демократа Александра Малинова. На выборах в Народное собрание в 1913 году они поддержали список Демократической партии и их кандидаты Крум Чапрашиков, Георгий Поцков и Димитр Арнаудов были избраны депутатами. В июле 1914 года от имени Демократической партии в парламент был внесен и принят Закон об амнистии, по которому Сандански, Александра Буйнова, Чудомира Кантарджиева, Георгия Скрижовски и Тодора Паницу освободили от ответственности за совершенные ими на болгарской территории политические преступления. В это время Сандански стал оптовым торговцем — он закупал вино и табак, которые перепродавал фирме братьев Чапрашиковых.

Началась Первая мировая война. Русофильские партии – Народная, Прогрессивно-либеральная и Демократическая ориентировались на Антанту. Их поддерживали и санданисты. БЗНС был за Балканскую федерацию и против участия Болгарии в войне, хотя тоже симпатизировал России. В августе 1914 года Болгария объявила, что сохраняет нейтралитет, но правительство Радославова поддерживаемое царем Фердинандом, симпатизировало Центральным державам и только ждало удобного момента для вступления в войну.

В этой связи серчане провели совещание в монастыре «Святой Богородицы» вблизи Неврокопа.  Обсуждались два основных вопроса: какую партию поддержать на будущих выборах и какова роль Болгарии в войне. Было решено, что непосредственной задачей является свалить прогерманское правительство Радославова и поддержать демократов-русофилов. Сандански решил организовать переворот. Он хотел провозгласить республику и изменить внешнеполитическую ориентацию страны. Яне начал искать единомышленников в среде оппозиции, но руководители демократов Александр Малинов и Андрей Ляпчев и народников — Иван Евстатев Гешов отказались участвовать в заговоре. Из-за недостаточной политической поддержки Сандански отказался от своих планов. Он удовольствовался резкой телеграммой в адрес царя Фердинанда, в которой предупреждал того не вести страну против России. В это время лидер БЗНС Александр Стамболийский тоже пытался организовать заговор и искал контактов с Сандански, однако и его планы не осуществились. В то же время Стефан Чапрашиков — брат Крума, бывший секретарем царя Фердинанда, предупредил того о заговоре Сандански.

Участие Сербии в войне на стороне Антанты заставило ВМОРО, в которой Сандански давно уже не состоял, встать на сторону Центральных держав и правительства Радославова.  Лидер организации Тодор Александров хотел войны с Сербией, оккупировавшей большую часть Македони. Организация вступила в контакт с австро-венгерской и немецкой дипломатическими миссиями и получила большие средства на вооружение.  20 марта 1915 года ВМОРО совершила акцию, направленную против сербской администрации в Вардарской Македонии, чем демонстративно провоцировала Сербию и Болгарию к войне. Сандански открыто выступил против этой акции. Он остро критиковал в прессе возобновление четнической деятельности, считая, что это даст повод сербам и грекам убивать или изгонять самых активных лидеров болгарской общины. Перемирие между враждующими македонскими революционерами закончилось. Они снова разделились на два лагеря.

Убийство

Хотя Сандански и был амнистирован властями, ВМОРО не отменило вынесенный ему смертный приговор. 20 апреля 1915 года Сандански отправился из Роженского монастыря, где жил, в Неврокоп. По пути он переночевал в селе Пирин. Утром его кобыла упорно отказывалась выходить за ворота. Хозяева увидели в этом плохой знак и уговаривали Сандански не ехать дальше, но он продолжил путь. В местности Блата его ждала засада. 7-8 человек из Неврокопской четы ВМОРО открыли огонь. Яне упал с коня и сломал ногу, но продолжал отстреливаться. Один из нападавших обошел Сандански со спины и застрелил его.  Труп Сандански нашли случайные путники.

Место гибели Сандански

Около 200 метров к востоку от Роженского монастыря находится церковь Святых Кирилла и Мефодия, построенная в 1914 году. Сандански был одним из ее основных жертвователей. Там его и похоронили. На мраморной надгробной плите написаны его слова:

«Да живееш, значи да се бориш. Робът – за свобода, а свободният – за съвършенство»

«Живешь — значит борешься. Раб — за свободу, а свободный — за совершенство»

Могила Сандански

Взгляды

Сандански был убежденным республиканцем и твердым приверженцем левого течения в Македонско-одринском освободительном движении. Он не поддерживал решение македонского вопроса путем присоединения области к Болгарии. По его мнению, Македония должна была быть автономной областью Османской империи с равноправием всех народностей, живущих в ней. Он стоял за идею Балканской федерации, которая должна была заменить Османскую империю после ее распада, включив в себя другие балканские страны после того, как они примут республиканскую форму правления.  Сандански считал, что, когда Болгария станет республикой, она вместе с Македонией будет частью будущей Балканской федерации и это будет формой их объединения. Себя Сандански, однако считал именно болгарином. Одновременно он принимал марксистские идеи и под их влиянием выдвинул лозунг интернационального и классового характера борьбы, которую нужно было. После раскола 1908 года принял идеи оттоманизма и стремился превратить свое крыло ВМОРО из революционной в культурно-просветительскую организацию.

Его взгляды в некоторой степени характеризует подписанное им воззвание к греческому населению города Мелник.

«Раньше вы считали, что наша борьба за решение македонско-одринского вопроса есть борьба за решение болгарского вопроса…Борьбу, которую мы ведем сейчас вы считаете борьбой за господство болгарского народа над другими народами, которые живут с нами…Давайте забудем с этого момента кто болгарин, кто грек, кто серб и, кто влах, но будем помнить, что все мы бесправные рабы! …Пойдемте вместе посеем семена революции!»

Его мнение по македонскому вопросу:

«Только когда у нас будет достаточно сил, можем решать о восстании. А они, верховисты, поступают иначе. Говорят нам: восстаньте, оттуда придет Россия, отсюда придет Болгария и прочее. Объясняем им, что этот вопрос не болгарский, а европейский, и что Болгария, даже если бы хотела решить его сама, не может. Нам нужно поставить его на международную почву… Верховизм — типичнейший случай бессмысленной растраты болгарской энергии.  Он — первая политическая ошибка среди тех, которые крайне плохо отразились на судьбе Македонии, а также на судьбе Болгарии…Работа не так проста, как думают верховисты…Лучше, чтобы Македония осталась целой и получила хотя бы автономию, чем чтобы Болгарии перепал один кусочек, а другие части забрали себе сербы и греки…»

Оценки жизни и деятельности Яне Сандански

Яне Сандански является одной из самых противоречивых фигур в македонском освободительном движении. Одни восхваляют его как великого революционера, другие называют убийцей. Заслуги Сандански преувеличивались, а слабости замалчивались все 45 лет социалистического режима, поскольку он считался единомышленником марксистов Димо Хаджидимова, Павла Делирадева и Николы Харлакова.  В 1949 году город Свети Врач был переименован в Сандански.

Незадолго до смерти Сандански Димитр Чуповски называл его болгарским агентом и антимакедонистом. С другой стороны, историография Скопье воспринимает Сандански как македониста и борца за независимую Македонию. Несмотря на это болгарское самосознание Яне Сандански признается ведущими македонскими историками, такими как академик Иван Катарджиев и доктор Зоран Тодоровски.

В настоящее время болгарская партия ВМРО и другие организации проводят на могиле Яне Сандански в годовщину его смерти памятные мероприятия.  Его могила используется в спекулятивных целях и для различных мероприятий сепаратистскими организациями ОМО Илинден и ОМО Илинден-Пирин.

По словам Михаила Думбалакова:


«На него, хорошо известного как беспощадного властолюбца и обвиняемого в сепаратистских настроениях, другие вожаки «внутренних» смотрели с недоверием и терпели как «необходимое зло» …Он не стеснялся кокетничать с «верховистами», когда служил «внутренним» и наоборот, пока в дни провозглашения Хуриет «борец» за автономию Македонии спустился с гор и обнимался с младотурками, поздравляя порабощенное население с необыкновенной милостью султана. Но он имел некоторые качества, которые долго удерживали его на вершине македонского движения. Не без темперамента, Сандански обладал восточной политической гибкостью, обостренным чутьем, как и умением увлекать и влиять на простую, непросвещенную массу…


«Крайне жестокий и мстительный, как и безгранично подлый, он смог объединить вокруг себя группу неудачливых честолюбцев и полуинтеллигентов, которые на основе безжалостной революционной этики Яне и подлости его оружия нагородили все свои запутанные и недоношенные социалистические идеалы в связи с македонской освободительной борьбой. Круг полу культурных и бесхарактерных от Антона Страшимирова до Хаджидимова, ненавидимых и даже презираемых за их наглость нашел приют под четнической буркой Сандански…Окруженный этой камарильей Сандански раскачивался по всей революционной амплитуде, пока не достиг незавидной славы — родоначальника македонского братоубийства.»

Памятник Яне Сандански в Мелнике

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *