Крыстьо Раковски

1 (13 по новому стилю) августа 1873 года в городе Котел родился Крыстьо Раковски (при рождении- Крыстьо Георгиев Станчев), более известный под своим русским именем Христиан Георгиевич Раковский — болгарский политик, деятель международного коммунистического движения, первый украинский премьер-министр, советский политический и государственный деятель, дипломат. Внук революционера — Георгия Раковского — одного из «Четырех великих болгарской революции».

Крыстьо Станчев учился в гимназии в Варне, где в 1887 году изменил фамилию на Раковский, в честь деда, затем в Габрово. Из гимназий его два раза исключали за революционную агитацию.

В 1890 году Раковский поступил на медицинский факультет Женевского университета. В Женеве он познакомился с российскими политэмигрантами, в том числе с основателем марксистского движения в Российской империи Георгием Плехановым. Участвовал в организации международного съезда студентов-социалистов в Женеве. В 1893 году в качестве делегата от Болгарии присутствовал на Социалистическом международном съезде в Цюрихе. Сотрудничал в первом болгарском марксистском журнале «День» и социал-демократических газетах «Работник» и «Другар» («Товарищ»). Ещё будучи студентом, ездил в Болгарию, где прочел ряд докладов, направленных против царского правительства.

Осенью 1893 года поступил в медицинскую школу в Берлине, однако из-за тесных связей с русскими революционерами уже через шесть месяцев был исключён. В Германии сотрудничал с Вильгельмом Либкнехтом в «Vorwärts», центральном печатном органе немецких социал-демократов. В 1896 году окончил медицинский факультет университета в Монпелье во Франции, где получил степень доктора медицины. Написал диссертацию «Этиология преступности и вырождения». В 1897 году приехал в Россию и женился на Елизавете Рябовой (умерла при родах 5 лет спустя), однако вскоре был выслан из страны. Имея румынское гражданство, в 1898-1899 (по другим данным 1889-1900) годах служил в румынской армии. В 1900—1902 годах он опять пребывал в российской столице, а в 1902 году вернулся во Францию.

После раскола РСДРП в 1903 году на большевиков и меньшевиков занимал промежуточную позицию, пытаясь примирить обе группы. Между 1903 и 1917 годом наряду с Максимом Горьким Раковский был одним из связующих звеньев между большевиками, которым он симпатизировал в плане экономической программы, и меньшевиками, в деятельности которых он находил позитивные политические моменты.

Вернувшись в Румынию, Раковский поселился в Добрудже, где работал рядовым доктором (в 1913 году он принимал у себя Льва Троцкого). В 1910 году был одним из инициаторов восстановления под названием Социал-демократической партии Румынии существовавшей до 1899 года социалистической партии Румынии, фактически прекратившей своё существование после выхода из её состава «благодушных», согласившихся на компромисс с королевской властью. СДПР фактически стала основой для создания в 1910 году Балканской социал-демократической федерации, объединившей социалистические партии Болгарии, Сербии, Румынии и Греции. Сам факт существования объединённой федерации левых партий был протестом против политики агрессии и недоверия, установившейся на Балканах в результате Балканских войн. Раковский, бывший первым секретарём БКФ, параллельно принимал активное участие в общеевропейском социалистическом движении, за что неоднократно высылался из Болгарии, Германии, Франции и России.

Во время Первой мировой войны Раковский, как и некоторые другие социалисты, первоначально занимавшие центристскую позицию в дискуссиях относительно методов политической борьбы, поддержал левое крыло международной социал-демократии, осудившее империалистический характер войны. Наряду с лидерами левых социалистов в сентябре 1915 года он стал одним из организаторов антивоенной Циммервальдской конференции.

В январе 1915 года в Бухарест прибыл Александр Парвус, предпринимавший практические шаги по организации военного поражения России. Целями его визита были изменение румынской политики на прогерманскую, в частности — соответствующей политики румынских социал-демократов и организация в Румынии центра по дестабилизации положения на Украине, Кавказе и в черноморских портах России — Одессе и Николаеве.

Раковский в то время руководил местной социал-демократической организацией и редактировал ежедневную газету. Последующее развитие событий указывало на то, что Раковский согласился с планами Парвуса в отношении России и изъявил готовность принять от него финансовую помощь для румынской партии. Сохранилось сообщение в Берлин представителя германского МИДа в Румынии фон Буше-Хадденхаузена, о том, что у него появилась возможность «незаметным образом» передать румынским социалистам 100 тысяч лей на «антивоенную пропаганду». Правда, позднее, на съезде партии Раковский сообщал о том, что Парвус был единственным, кто пожертвовал 300 лей на социалистическую газету. На этом же съезде Раковский призывал к массовой социалистической демонстрации за мир.

Через Раковского финансировалась русскоязычная ежедневная газета «Наше слово», издававшаяся в Париже в 1914—1916 гг. Мартовым и Троцким, стоящая на антивоенных позициях и закрытая властями за антивоенную пропаганду. Троцкий позже, в Нью-Йорке, вспоминал, что деньги на издание газеты «были в основном от Раковского».

После вступления Румынии в войну на стороне Антанты в августе 1916 года Раковский был арестован по обвинениям в распространении пораженческих настроений и шпионаже в пользу Австрии и Германии. Заключение отбывал в Яссах до 1 мая 1917 года, когда был освобождён демократизированным русским гарнизоном. После поражения Румынии в войне Раковский появился в нейтральном Стокгольме и обратился к немецкому представителю в Швеции с просьбой разрешить проезд в Швецию через территорию Германии его жене. Уже упомянутый фон Буше, в тот момент работавший заместителем государственного секретаря министерства иностранных дел Германии, ответил на просьбу Раковского положительно, отметив: «в прошлом Раковский работал на нас в Румынии».

В 1917 году французский генерал Ниссель называл Раковского в своём рапорте «известным австро-болгарским агентом».

После освобождения из румынской тюрьмы Раковский прибыл в Россию. Во время корниловских дней его скрывала большевистская организация на Сестрорецком патронном заводе.Затем Раковский поехал в Стокгольм, где должна была быть созвана конференция циммервальдцев. Там его застала Октябрьская революция. В ноябре 1917 года вступил в РСДРП(б), вёл партийную работу в Одессе и Петрограде.

В начале января 1918 года Раковский уехал в качестве комиссара-организатора Совнаркома РСФСР на юг вместе с экспедицией матросов во главе с Железняковым. Пробыв известное время в Севастополе и организовав там экспедицию на Дунай против румынских властей, занявших Бессарабию, он отправился в Одессу. Здесь была организована «Верховная автономная коллегия по борьбе с контрреволюцией в Румынии и на Украине» (местное подразделение ВЧК), и в качестве председателя этой коллегии Раковский оставался в Одессе до занятия города немцами. Из Одессы Раковский переехал в Николаев, оттуда в Крым, потом в Екатеринослав, где участвовал на втором съезде Советов Украины, потом в Полтаву и Харьков.

В апреле 1918 Раковский отправился в Курск с делегацией, которая должна была вести мирные переговоры с Украинской Центральной Радой. Кроме него полномочными делегатами были Сталин и Мануильский.

«Главным двигателем всех этих переговоров был Раковский. Без него двое других были бы совершенно беспомощны. У него был план государственного раздела России. Осуществление и выработку подробностей он предпочитал передавать другим. Для этой цели и был послан Мануильский. Сталин же по-видимому был только наблюдателем»

Борман А. Москва – 1918 (Из записок секретного агента в Кремле). // Русское прошлое. Книга 1. М., 1991. Стр. 125

В сентябре 1918 Раковский был отправлен с дипломатической миссией в Германию, но вскоре вместе с советским послом в Берлине Иоффе, Бухариным и другими был выслан из страны. По дороге советскую делегацию догнало известие о ноябрьской революции в Берлине. Попытавшийся вернуться в Берлин Раковский был задержан немецкими военными властями в Ковно и отправлен в Смоленск.

Говорил одинаково хорошо и на румынском, и на болгарском, и на русском языке, и ещё на нескольких европейских. И неизвестно, какой язык для него родной. Помню, я спросила его однажды — на каком языке он думает? Раковский подумал и сказал: «Наверное, на том, на котором в настоящий момент говорю»

Из мемуаров дочери Адольфа Иоффе

С января 1919 по июль 1923 года Раковский — председатель СНК и нарком иностранных дел Украинской ССР. Одновременно с января 1919 по май 1920 года нарком внутренних дел республики. С 1919 по 1927 год — член ЦК РКП(б) — ВКП(б). В 1919—1920 — член Оргбюро ЦК. Когда в начале 1922 года возник вопрос о возможном переходе Раковского на другую работу, пленум ЦК КП(б)У 23 марта 1922 г. принял решение «категорически требовать не снимать с Украины т. Раковского».

В составе советской делегации участвовал в работе Генуэзской конференции (1922).

Христиан Раковский и премьер министр Болгарии Александр Стамболийский на Генуэзской конференции (1922)

В июне 1923 года по инициативе Раковского принято постановление ЦК Компартии Украины, по которому иностранные компании могли открывать свои филиалы на Украине только получив разрешения её властей. Все коммерческие договоры, заключённые в Москве, аннулировались. Через месяц это решение ЦК КПУ было отменено.

На XII съезде РКП(б) Раковский решительно выступал против национальной политики Сталина. Он заявил, что «нужно отнять от союзных комиссариатов девять десятых их прав и передать их национальным республикам». В июне 1923 года на IV совещании ЦК РКП(б) с ответственными работниками национальных республик и областей Сталин обвинил Раковского и его единомышленников в конфедерализме, национал-уклонизме и сепаратизме. Спустя месяц после завершения этого совещания Раковский был снят с поста председателя Совнаркома Украины и направлен послом в Англию. 18 июля Раковский направил Сталину и в копии — всем членам ЦК и ЦКК РКП(б), членам Политбюро ЦК КП Украины письмо, в котором указывал:

«Мое назначение в Лондон является для меня, и не только для меня одного, лишь предлогом для моего снятия с работы на Украине».

Раковский и Троцкий, 1924 г.

С октября 1925 по октябрь 1927 года — торгпред, затем полпред во Франции.

Раковский и Леонид Красин в Париже 1924 год.

С 1923 года принадлежал к Левой оппозиции, хотя во внутрипартийной дискуссии 1923—1924 гг. принять участия не мог. Вскоре стал одним из идейных лидеров оппозиции. В 1927 году был снят со всех должностей, исключен из ЦК и на XV съезде ВКП(б) исключён из партии в числе 75-ти «активных деятелей оппозиции». Особым совещанием при ОГПУ приговорён к 4 годам ссылки и выслан в Костанай, а в 1931 году вновь приговорён к 4 годам ссылки и выслан в Барнаул.

Лидеры «Левой оппозиции» в 1927 году незадолго до их высылки из Москвы. Сидят слева направо: Л. Серебряков, К. Радек, Л. Троцкий, М. Богуславский и Е. Преображенский; стоят: Х. Раковский, Я. Дробнис, А. Белобородов и Л. Сосновский.

Долгое время отрицательно относился к «капитулянтам», возвращавшимся в партию для продолжения борьбы, но в 1935 году вместе с другим упорным оппозиционером, Л. С. Сосновским, заявил о своём разрыве с оппозицией. Н. А. Иоффе по этому поводу писала: «Он считал, что в партии, несомненно, есть определённая прослойка, которая в душе разделяет наши взгляды, но не решается их высказать. И мы могли бы стать каким-то здравомыслящим ядром и что-то предпринять. А поодиночке, говорил он, нас передавят, как кур». Был возвращён в Москву и в ноябре 1935 года восстановлен в ВКП(б).

В 1936 году был вновь исключён из партии. 27 января 1937 года – арестован по спецсообщению Н. И. Ежова И. В. Сталину. Содержался во внутренней тюрьме НКВД, В течение нескольких месяцев отказывался признать себя виновным в совершении инкриминируемых ему преступлений, но в конечном счёте был сломлен и в марте 1938 года предстал в качестве подсудимого на процессе по делу «Антисоветского правотроцкистского блока». Признал себя виновным в участии в различных заговорах, а также в том, что был японским и английским шпионом. 13 марта 1938 года оказался в числе трёх подсудимых, кто был приговорён не к расстрелу, а к 20 годам тюремного заключения с конфискацией имущества. В последнем слове заявил: «Наше несчастье в том, что мы занимали ответственные посты, власть вскружила нам голову. Эта страсть, это честолюбие к власти нас ослепило».

По поводу поведения Раковского на суде другой оппозиционер, Виктор Серж, писал: «Он как будто намеренно компрометировал процесс показаниями, ложность которых для Европы очевидна…».

Наказание отбывал в Орловском централе. Расстрелян в Медведевском лесу 11 сентября 1941 года.

4 февраля 1988 года реабилитирован Пленумом Верховного суда СССР и 21 июня 1988 года решением КПК при ЦК КПСС восстановлен в партии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *