Сурваки и Василев ден

праздники, с которых начинается новый год

Вот и наступил Новый год. Традиционные пожелания, которыми столетия подряд болгары встречали Новый год, остались почти неизменными в наши дни.

1 января ‒ Новый год в Болгарии называют еще “Сурваки” и “Василев ден”.

Трапеза вечером в канун праздника была семейной и очень обильной, в ней заявлялись ожидаемое изобилие и благоденствие в новом году ‒ на столе должно было находиться все, что вырастили человек или природа ‒ от блюд из мяса до баницы (традиционный пирог из тонкого слоеного теста), овощей, сушеных фруктов, орехов. Интересный обычай, который сохранился и до наших дней ‒ это приготовление пирога или баницы, в которых запечены монета и кизиловые почки, символизирующие здоровье, долголетие и т.д.

В традиционных новогодних обрядах есть еще множество способов “погадать” о том, какова будет удача у каждого в Новом году. Из горсти орехов, приготовленных на трапезе, каждый выбирал себе по одному, разламывал его, и если ядрышко оказывалось крупным и крепким, человека ожидало богатырское здоровье. О том, какой будет погода ‒ снежной, дождливой, сухой или солнечной, теплой или холодной в различные месяцы, гадали по шелухе лука, посыпанной щепоткой соли. Предзнаменования долгой жизни и благополучия несли и ростки дикой герани. Их оставляли на ночь в тарелке с водой под открытым небом, и если утром они были все еще свежими и зелеными, это предвещало счастливый год в доме.

Существуют три основных праздника в христианском календаре, связанных с сыном Божьим, которые отмечаются зимой ‒ Рождество ‒ 25 декабря, получение имени Иисусом ‒ 1 января, и крещение в святых водах Иордана ‒ 6 января. В эти числа отмечаются также три значительных фольклорных праздника ‒ Бъдни вечер (Сочельник), Сурваки (или Василев ден) и Йорданов ден или Богоявление, которые по своей обрядовости принадлежат к дохристианской эпохе. Их называют “Куренные вечера”, так как праздничные трапезы в эти дни окуривал ладаном самый старший мужчина в семье. Когда-то болгары верили, что темные силы, которые бродят в так называемые “нечистые дни” (от Сочельника до Иорданова дня/Богоявления/) бегут от запаха ладана.

В ночь на 1 января обязательно ставили на стол погачу (обрядовый хлеб), баницу, студень из свиной головы, курицу (или индейку), торт, мед, орехи, сухофрукты. Это были жертвенные дары, а во время еды исполнялись различные ритуальные действия. После окуривания углем, поставленном на лемех или черепицу, самый старший в семье поднимал погачу высоко над головой, разламывал ее на ломти и раздавал всем по очереди, по старшинству. Противень с баницей раскручивали три раза, и каждый брал попавшийся ему кусок. Остальное хранилось “для Богородицы”. Первый кусок девушки и холостяки клали себе под подушку, веря, что кто им приснится, тот и будет их будущим супругом (супругой). Около очага или трапезы гадали о предстоящих удачах в Новом году. Тот, чья почка кизила, брошенная в огонь, лопнет и отпрыгнет выше всех, будет здоровым в течение всего года. Ели кто-нибудь чихнет, это воспринималось как хороший знак, и по имени чихнувшего называли первое родившееся весной животное. После окончания ужина, сырую пшеницу, орехи и не догоревшую свечу, как и лемех, засыпали пеплом от предыдущего каждения и хранили до будущего праздника.

Первый день календарного года традиционно называли еще Васильев день. Василий Великий (ок. 333-379) был ранневизантийским церковным деятелем, богословом и писателем. Он практически реализовал идею о милосердии, организовав большой благотворительный монашеский центр, постоялые дворы, больницы.

В болгарском фольклоре этому дню посвящено большое число песен: о девушке Василе (или Василии) ‒ мифологическом персонаже, связанном с древним обычаем ‒ гаданием о будущем (преимущественно брачном) на перстнях и по букетам.

На рассвете 1 января начинался обычай “Сурвакане”. Самый популярный символ Новогоднего праздника в Болгарии ‒ это украшенная ветка кизила, называемая “Сурваканица”, а обычай, который известен во всех районах Болгарии, называется “Сурвакане”. Ветка кизила для изготовления сурвакницы, или сурвачки, должна была быть только что срезанной, пока она еще “сырая”, как говорили в народе, т.е. пока еще не высохла и хранит в себе жизненные силы природы.

Кизил связан в сознании народа с тем, что это ‒ самое крепкое, жилистое и долголетнее дерево. У него первого набухают почки ‒ еще до Нового года, и оно расцветает раньше остальных деревьев. Но зато его плоды зреют дольше всех и собирают в себе больше всего сил природы.

Сурвачки украшали сушеными плодами и зернами кукурузы, баранками, мелкими золотыми или серебряными монетами, белыми и красными шерстяными нитками или фигурками, вырезанными из коры самого кизила ‒ символами плодородия и жизненности. Пшеничные колосья, баранки и кукуруза ‒ символ богатого урожая в земледельческих районах, пестрые нитки и клочья шерсти ‒ плодовитости животных, красный сушеный перец ‒ потенции, а чеснок, который прикреплялся к сурвачке, предохранял людей от сглаза и враждебных сил и болезней. Сурвакари били ими по спине каждого в доме, начиная с самого старшего и даже домашних животных, приговаривая добрые величания и пожелания. Сила из ветки кизила как бы переносила свою энергию на все, до чего дотрагивалась ‒ на людей, предметы домашнего обихода, земледельческие орудия труда, домашних животных и на все хозяйство. Сурвачка ‒ образное пожелание, благословение о благоденствии.

В своей первоначальной форме сурвакане было ритуалом незамужних парней, котороые выходили со своими сурвачками на обрядовый обход всех домов для того, чтобы оповестить свое посвящение в возраст женитьбы. Более второстепенным был обычай, когда маленькие девочки и мальчики исполняли детский вариант сурвакарского ритуала, поздравляя своими сурвачками с Новым годом близких и родных в первое утро Нового года, в то время как взрослые сурвакари делали свой обрядовый обход в саму новогоднюю ночь. В наше время сурвачки покупают или делают только для детей, и только малыши сурвакают обыкновенно в своем доме.

По старому обычаю сурвакари желали “Сурва, весела година”. Год будет веселым, если люди довольны своей жизнью, плодами своего труда, благополучием в доме, и когда их желания сбываются. Именно об этом поется в обрядовых песнях. Традиционные болгарские новогодние пожелания ‒ очень личные и интимные. Они выражают самые сокровенные надежды человека о том, что ему наиболее ценно и близко. Чаще всего, ударяя сурвачкой, сурвакары приговаривают: 

“Сурва, сурва година, весела година, зеленый колос в поле, большие гроздья в винограднике, много желтой кукурузы, красное яблоко на дереве, полный дом шелка, будьте живы-здоровы, до будущего года, до Амина”.

Сурвакарское благословение не поется, а произносится как бы речитативом. Это вербальная магия, чье действие усиливает обеспечение здоровья и изобилия во всем. В некоторых районах Болгарии сурвакари поют и песни. Везде они получают от хозяев баранки, фрукты, орехи, сало, мелочь и другие подарки. Встречается и верование, что молодые женщины, для того, чтобы у них были длинные и красивые волосы должны мыть их водой, в которую брошены кизиловые почки. По возвращению домой, сурвакари в Пловдивском округе бросают сурвачки в какой-нибудь двор или реку для того, чтоб дома не было блох.

Интересны новогодние дружины (парней и молодых женатых мужчин) в юго-западной Болгарии (например в Банско и Разлоге) . Здесь новогодние пляски в своеобразных обрядовых костюмах и причудливых масках из перьев и меха превращались в театрализованные представления. Большинство масок делались из дерева. На них приклеивались разноцветные нити, лоскутки тканей, кусочки зеркала и др. элементы. Наиболее старинными считаются маски, изображающие барана, козла или быка.

Воздействие танцев усиливалось дополнительно и звуком прикрепленных к костюмам и маскам медных и бронзовых колокольчиков. У некоторых масок два лица — спереди и сзади. С одной стороны, нос курносый, а лицо добродушное, с другой — нос с горбинкой, а лицо — со зловещим выражением. Эти маски — символ добра и зла, которые всегда сосуществуют друг с другом. Большое значение для символики масок имел и цвет. Преобладал красный — символ плодородия и обновляющейся природы, солнца и огня; используется также чёрный цвет — олицетворяющий землю, и белый — символ воды и света.

В ночь под Новый год или в первое январское утро мужчины надевали свои страшные маски и костюмы и выходили на ритуальный обход по домам, неся с собой благословение и пожелания о здоровье, удаче, плодородии и благоденствии каждой семье. Обряд имел свойства маскарадной процессии, с эротическими элементами, анекдотами и забавами. Встречаются имитации «свадьбы», с играми, сценами «убийства» и «воскрешения».

Под конец собирались на площади в центре села и там продолжали свои буйные танцы и игры до самого вечера. На центральных площадях в сёлах и до сих пор ряженые разводят огромный костер — символ разжигания новой жизни в предстоящем году, «нового солнца», которое символизирует поворот к весне. Когда-то к костру подходил каждый крестьянин и бросал в него принесенный с собой хворост и ворошил угли, чтобы летели искры, и произносил пожелания: сколько искорок разлетится, столько должны уродить поля и столько должно родиться живности в хозяйстве. Ряженье в страшные маски и исполнение магических танцев должно было испугать и прогнать злых духов и защитить урожай

А в конце — традиционное пожелание из болгарских новогодних песен: 

Как течет река через камни, так пусть текут деньги в твой кошелек, сколько весит камень в реке, столько пусть весят и твои деньги.

По материалам Болгарского национального радио

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *