Крум – правитель, в котором нуждалось Первое царство

Образ хана Крума всегда занимал особое место в сознании болгарского народа, находясь в ряду самых загадочных личностей средневековой истории и поражая воображение как ученого-историка, так и обыкновенного читателя своими качествами неустрашимого воина, талантливого государственного деятеля и великого завоевателя. Подобными характеристиками могут, однако, похвастаться и другие болгарские правители средневековья. Чем же отличается от них Крум?

Он выделяется среди болгарских владетелей языческого периода как воплощенный символ традиционной воинской храбрости, сочетающейся с качествами опытного руководителя государства, который впервые ввел в Болгарии письменное законодательство.

Противостояние с Восточной Римской империей, приведшее к закреплению болгар южнее Дуная, угрожало стабильности болгарского государства в течение всего VIII века. Взаимоотношения с могущественным соседом были особенно важны в контексте заката династии Дуло в середине VIII века и начала полувекового периода междоусобиц и политической нестабильности. Византия охотно пользовалась династическими потрясениями, которые испытывала Болгария, намереваясь восстановить контроль над территориями в Мизии и Малой Скитии, и подчинить себе народ, представляющий угрозу ее политическому доминированию в регионе. 

В конце VIII века правление хана Кардама, в конце концов, дало Болгарии стабильность и выход из внутриполитического кризиса. Кардам отразил военный натиск Византии в 792 и 796 годах и даже вынудил ромеев снова платить болгарскому государству ежегодную дань.

В этой обстановке временного затишья на престол в Плиске взошел Крум. Его прошлое до этого момента, его родословная и даже его возраст в момент его смерти неясны и часто становятся предметом споров среди историков. Чаще всего его происхождение связывают с панонскими болгарами, но все больше сторонников завоевывает версия, называющая Крума потомком болгарских переселенцев на территорию Македонии, предводителем которых был хан Кубер.

Сторонники этой теории часто идут дальше, видя в родстве Крума с куберовыми болгарами прямую кровную связь с династией Дуло и через нее – с основателями болгарского государства – Аспарухом и Тервелом. Немало историков считает Крума представителем одного из знатных родов Плиски. Некоторые даже называют его сыном Кардама. Что же касается возраста правителя на момент его походов против Византии в первом десятилетии IX века, любопытен подход, предлагаемый профессором Пламеном Павловым. Изучая известную Хамбарлийскую надпись, которая считается высеченной под личную диктовку Крума, он обращается к характеристике, даваемой императору Никифору I Генику:

«…Той (Крум) не забрави тази страна, откъдето беше излязъл с цялата си войска и беше опожарил нашите земи сам старикът император, плешивият…» — «Он (Крум) не забыл эту страну, откуда вышел со всем своим войском и выжег наши земли сам старик император, плешивый…»

Замечания, относящиеся к возрасту басилевса – «старик император» и «плешивый» озадачивают, если иметь в виду, что рожденный около 760 года Никифор едва ли был старше 50 лет к моменту изготовления надписи (811 год).  Очевидно, Крум был существенно моложе своего византийского соперника, хотя и невозможно точно сказать насколько. Теперь, познакомившись с гипотезами о происхождении и возрасте, рассмотрим политические успехи правителя, превратившие его в знаковую для болгарской истории фигуру и основоположника так называемой Крумовой династии. 

Крум возглавил государство в 803 году, по мнению большинства, непосредственно после смерти Кардама. Мирный договор с Византией 796 года позволял болгарскому правителю развернуть активное строительство внутригосударственного административного аппарата и перейти к внешнеполитической активности и территориальному расширению, которые практически отсутствовали в предшествующие десятилетия. Еще в 805 году Крум начал большую военную кампанию на северо-западе, завладев обширными территориями севернее Дуная. 

Завоевания хана Крума

Болгарские войска вошли в Трансильванию достигнув реки Тиса, включив в состав государства Белград и Срем. Этот успех усилил позиции Болгарии в регионе и доказал, что междоусобицы и политические потрясения середины VIII века окончательно остались в прошлом. Новые территориальные приобретения дали стране доступ и к ценным ресурсам, например, соляным шахтам в Карпатах и серебряным залежам в Трансильвании.

С победой Крума над Аварским каганатом связана любопытная легенда, касающаяся Крумова законодательства, о котором мы знаем из Лексикона Свиды (Суды). Согласно этой византийской энциклопедии Х века, болгарский правитель собирал плененных во время военной компании аварских вождей в попытке понять, в чем причина упадка их некогда могущественной державы. На основе их ответов Крум разработал систему законодательных норм, направленных против конкретных социальных проблем.

«И спросил Крум аварских пленных: «От чего, по-вашему, погибли ваш (предводитель) и весь ваш народ?» Пленные авары ответили: «Из-за того, что умножились обвинения каждый против каждого, погибли самые смелые и умные среди нас; потом воры и несправедливые стали соучастниками с судьями; потом от хмеля — когда вино увеличилось, все стали пьяницами; потом — из-за взяточничества; еще потом — из-за купечества, потому что все те, которые стали купцами, друг друга обманывали. И вправду, погибель произошла на нас от всего этого».

Когда Крум услыхал те слова, он созвал всех болгар, и приказал им, и установил закон:

«Если кто-нибудь обвинит другого, предварительно не слушать его; но связать и допросить. И если обвинение ложное, да будет казнен. Ворам не дозволено давать пищу. И если кто-то осмелится то сделать, его имущество отнимается. И вору следует переломать сустав ног.

И всех виноградников искоренить (приказал Крум).

И каждому нищему не давать, как попало, а согласно потребностям — чтобы тот снова не начал нищенствовать. Кто тот приказ не соблюдает, его имущество отнимается».

Сегодня историографы рассматривают со значительной долей скептицизма законы, упоминаемые в Лексиконе Свиды. Причина в том, что упомянутая энциклопедия является единственным источником, в котором упоминается Крумово законодательство, и это не дает возможности установить, точно ли передано содержание этих законов. Самые серьезные сомнения в достоверности порождает законодательное требование об искоренении виноградников в Болгарии, так как в хорошо известном походе Никифора Геника 811 года отмечено и описано большое количество вина, найденного в Плиске. Кроме того, косвенные доказательства, содержащиеся в болгаро-византийском мирном договоре 716 года, заключенном между Феодосием III и Тервелом, свидетельствуют, что даже в то время существовали определенные правовые нормы, регламентировавшие жизнь болгарского общества. Так или иначе, Крум положил начало реформам и издал новые законы.

Параллельно с законодательной деятельностью Крум проводил и административные реформы, затрагивавшие вновь присоединенные земли, об управлении которыми нам дает сведения Хамбарлийская надпись. Из нее мы знаем о распределении власти на землях, присоединенных на последних этапах правления Крума, а также о ближайших соратниках болгарского правителя. Так, говоря о завоеваниях южнее Балканского хребта, слова Крума раскрывают нам, что центр (вероятно земли вокруг Адрианополя) он отдал под управление своего, не названного по имени, брата: «Его подчиненным я поставил стратига Леона.  От Берое и…Дултроини в правую сторону – ичиргубоил Тук, а стратиги Вардан и Йоан – его подчиненные. Левой стороной моего государства — Анхиало, Девелт, Созопол, Ранули, командует Боил кавхан Иратаис, а Кордил и Григор ему подчинены…»

Не только законотворческая деятельность Крума в 805 году привлекала внимание Византийской империи. Прирост территории Болгарии и ее внутренняя стабильность серьезно обеспокоили ромейских басилевсов, что и спровоцировало нарушение мирного договора и нанесение превентивного удара. В 807 году император Никифор Геник собрал значительное войско, которое, однако, так и не вступило в бой с болгарами. Поход был отменен из-за раскрытия заговора в византийской столице. Очевидно, Крум не был слишком разочарован прекращением мирного сосуществования с империей, так как в следующем, 808 году, предпринял свою военную кампанию.

Его целью было нейтрализовать ромейские силы в Струмской области и овладеть сильной крепостью Средец. Теофан Исповедник, один из основных летописцев, от которых черпаем информацию о том времени, свидетельствует, что болгарская акция увенчалась полным успехом – большая часть византийского войска в регионе реки Струма была перебита вместе со своими командирами, а Средец взят, несмотря на упорное сопротивление гарнизона. Захват сильной крепости был большим достижением болгар, особенно учитывая то, что (согласно Теофана) силы Крума на тот момент все еще не располагали стенобитными орудиями. Взятием Средца болгарский правитель обеспечил себе контроль над важными логистическими маршрутами и плацдарм для будущих кампаний в Тракии и Македонии.

Решительный ответ империи так и не последовал в следующие три года. Бунты в византийской армии были часты, и Никифор Геник едва мог сдержать неподчинение. Вместо отправки войска Никифор начал в 809 году кампанию по переселению византийских семей в районы, которым угрожал Крум, в попытке таким образом обеспечить имперские границы. Согласно Теофана Исповедника, однако, назначенные «пограничной стражей» переселенцы не слишком стремились отражать болгарские нападения. Провал этой акции, в конечном счете, привел к военной кампании Никифора 811 года – последнему в его жизни походу.

Император Никифор входит в Болгарию

Византийский император собрал около крепости Маркели легионы из Тракии, Беломория и Малой Азии. Во главе значительной армии, (60-80 000 человек по разным источникам) встали сам император Никифор, его сын Ставрикий и его зять Михаил.  Отдельными отрядами командовал ряд выдающихся полководцев. Игнорируя мирные предложения Крума, Никифор вторгся в болгарские пределы, планируя пересечь Балканские горы, взять столицу болгар – Плиску и триумфально пройдя по всей Мизии вернуться через Средец в Тракию. Выступив от Маркели, византийские войска за три дня достигли болгарской столицы.

Согласно Анонимной ватиканской хронике XII века, при взятии Плиски армия Никифора разгромила последовательно две больших болгарских армии по несколько десятков тысяч воинов, что повысило самоуверенность басилевса. О действиях Никифора в болгарской столице нам рассказывает хроника Теофана Исповедника, согласно которой император отдал город и дворцы на разграбление своей армии, совершавшей бесчинства и зверства над мирным населением.  Как с юмором отмечают многие историографы, в Средние века захват столицы государства должен был означать его автоматическое подчинение победителю, но очевидно, Крум не знал об этом. Вместо того, чтобы капитулировать, он отвел ядро своей армии от Плиски и приготовился к решительному столкновению с византийцами, но на этот раз – по его правилам.

Хан Крум собирает войска

В то время как происходило опустошение Плиски, Крум реорганизовывал армию и принимал в нее любого, изъявившего готовность сражаться. Одновременно началось блокирование проходов в горах Стара Планина и подготовка засад, в которые впоследствии попала византийская армия. Согласно некоторым теориям прошлого века, Никифор узнал о ловушках, приготовленных болгарами в горах, и повел войско обратно к Константинополю.  Но имея в виду то, что путь к византийской столице проходит именно через опасные горные проходы, едва ли можем считать, что басилевс надеялся на слепой случай при их преодолении. Более вероятно, что Никифор хотел быстрее закончить поход, потому что опасался не болгар, а неизменного спутника всех басилевсов – дворцового заговора.    

Мятежи и интриги в византийской столице были обычной практикой того периода и очень часто военный поход прерывался посреди кампании из-за заговора. Так или иначе, в ночь с 25 на 26 июля по пути к Константинополю император Никифор и его огромная армия оказались в теснине Вырбишского прохода, где их в засаде поджидали Крум и его бойцы. Капкан захлопнулся.   

Картина художника Мирослава Йотова, изображающая сцену в болгарском лагере ночью накануне битвы.

Скученные в тесном ущелье ромеи были не в состоянии развернуться и оказать эффективное сопротивление. В византийских рядах произошла путаница и беспорядок. Каждый из византийцев пытался спастись самостоятельно. Некоторые из тех, кому удалось преодолеть деревянные заграждения, нашли смерть на другой стороне, падая в глубокие рвы и пронзенные торчащими на дне кольями. Река Камчия тоже не предлагала спасения обреченным византийцам. Кони и тяжелая экипировка тянули их ко дну и, если они не тонули, то вязли в иле и становились легкой добычей для воинов Крума. Очень малая часть византийской армии смогла пережить этот день и спастись бегством. Сам император Никифор погиб на поле боя и его последние минуты остались тайной для хронистов. Бойня в Вырбишском проходе стала, возможно, самым катастрофическим поражением во всей предшествующей истории Восточной Римской империи. 

Сражение в Вырбишском проходе

Теофан Исповедник сокрушается, что «вся христианская красота погибла», не только из-за больших человеческих жертв, но и потому что Византия потеряла императора, ряд высших полководцев, аристократов, администраторов и патрициев. Вездесущий Теофан рассказывает, как после битвы Крум приказал отрубить голову павшего басилевса и надеть ее на кол.  Впоследствии череп императора был очищен, окован серебром и использовался болгарским правителем в качестве чаши для вина. Это описание часто принимается современными историографами с долей сомнения. Не исключено, что византийский хронист, не скрывавший враждебного отношения к болгарам, сфабриковал эту историю, чтобы подчеркнуть «варварский» характер болгарского государства. Изучение имеющихся источников показывает, что все описания действий Крума с головой Никифора, имеют своим первоисточником именно хронику византийского летописца. Все же не следует полностью отбрасывать утверждение Теофана, так как языческие представления болгар не исключают возможности такого ритуала.

Разгром византийской армии в Вырбишском проходе коренным образом изменил соотношение сил. В 812 году болгарская армия вторглась в византийскую Тракию и подвергла опустошению как укрепленные, так и слабо защищенные городские центры. Испуганное ромейское население бежало даже из мест, до которых болгары вообще не дошли, и искало безопасности вблизи столицы империи. В Константинополе, однако, не могли гарантировать им желаемого убежища. Спасшегося сына Никифора – Ставрикия вскоре сменил на престоле его зять Михаил Рангаве, который тоже не смог противостоять болгарскому нашествию.

С наступлением осени Крум нанес новый удар по престижу Византии, когда в середине октября взял хорошо укрепленный причерноморский город Месемврию. В ходе осады болгары впервые использовали современные для того времени осадные машины.  Согласно Теофана Исповедника, болгар научил строить и использовать их дезертировавший с византийской службы крещеный араб. Теофан не скрывает своего возмущения бездействием Михаила Рангаве во время осады Месемврии. «…между тем Крум напав на город с этими машинами, захватил город, тогда как целый месяц никто ему не мешал из-за великой глупости…»

Весной 813 года после серьезной подготовки, длившейся всю зиму, Крум предпринял поход к сильной крепости – Адрианополю. Угроза этому важному административному центру не могла остаться без ответа, и туда отправился император Михаил Рангаве во главе большой армии.

В июне два войска расположились лагерем по соседству при Версиникии. Каждый из предводителей ждал, чтобы его противник первым совершил какую-нибудь ошибку. В сохранившемся до нашего времени источнике Scriptus Incertus (неизвестного автора) передаются слова человека, который подтолкнул византийцев к сражению.  22 июня патриций Йоан Аплакис обратился к Михаилу Рангаве.

«Как долго мы будем ждать? Когда мы пойдем? Я первым пойду в наступление во имя Бога, и вы смело следуйте за мной!  И победа будет наша, потому что нас вдесятеро больше чем болгар. Сражение будет коротким!»

Византийская армия перешла в наступление, и Йоан Аплакис оказался прав – сражение действительно было коротким. Десятикратно большая по численности византийская армия при первой же болгарской контратаке в беспорядке отступила во главе с императором.  Болгары были так озадачены, что, подозревая ловушку, не решились преследовать неприятеля. Битва при Версиникии стоила трона Михаилу Рангаве, которого заставили сменить императорскую багряницу на монашескую рясу.

Сражение при Версиникии

Миниатюра 53 из Манасиевой летописи, XIV век: Поражение императора Михаила I Рангаве в битве при Версиникии в 813 году

На его место встал энергичный Лев V Армянин – следующий византийский басилевс, с которым Круму предстояло помериться силами. Болгарский правитель отрыл «состязание» демонстрацией силы перед стенами самого Константинополя. Доверив осаду Адрианополя своему брату, Крум прибыл с войском к Золотым воротам византийской столицы, шокировав собравшееся на городских стенах население совершением языческих обрядов и ритуалов.

Крум совершает жертвоприношение под стенами Константинополя, картина Николая Павловича

Мощные укрепления Константинополя, очевидно, отрезвили Крума, отправившего предложение о мирных переговорах. Лев V принял предложение о личной встрече с болгарским правителем около городских стен, но увидел в мирных переговорах отличную возможность устранить противника, сопровождаемого малочисленной свитой и находящегося далеко от своего лагеря. Предварительно спрятанные бойцы ожидали прибытия болгарской делегации и условного сигнала к атаке. Крум, однако, заметил поданный сигнал и, несмотря на то, что был ранен, смог добраться до своего коня и бежать. Его спутники спастись не смогли – его кавхан был убит в бою, а зять Константин Пацик с сыном – схвачены и подверглись жестоким пыткам. Гнев Крума был ужасен. Все дворцы и церкви, находившиеся снаружи константинопольских стен, были разрушены и опустошены, византийское население перебито, ценности разграблены. Как разбушевавшаяся стихия, болгарский правитель сжег ряд городов между Адрианополем и византийской столицей, разрушил крепости, уничтожил население.

В начале осени 813 года Крум при помощи тяжелых осадных машин принудил сдаться Адрианополь. В плен к болгарам попали более 10 тысяч жителей города и окрестностей, которые согласно Scriptus Incertus были уведены в «Болгарию за Дунай». В конце 813 и начале 814 года Крум приступил к очень серьезной подготовке осады Константинополя. Источники свидетельствуют о вооружении и оснащении больших войсковых формирований «армии целиком в железе», сооружении массивных «гелеполисов», таранов и катапульт, которые должны были помочь болгарам преодолеть сильные укрепления византийской столицы. Согласно некоторым историографам, Крум даже начал строительство простых плавательных средств, которые должны были блокировать Золотой рог и препятствовать снабжению Константинополя по морю. Болгарские приготовления не остались тайной для византийцев. О том, что им придавали серьезное значение, говорят послания Льва V к королю франков Людовику Благочестивому, в которых, согласно Ламбецийской франкской летописи, басилевс настоятельно просит франкской помощи против болгар.

В то время, когда войска Крума готовились к осаде, а император Лев V судорожно укреплял стены своей столицы, болгарский правитель неожиданно умер.  Смерть его вызывает столько же споров, сколько и жизнь, как среди его современников, так и среди сегодняшних историографов. В крайнем случае, можно считать, что, в конце концов, сердце болгарского владетеля не выдержало бремени тяжелой, наполненной сражениями жизни.

Заканчиваем эту статью цитатой из книги великого историка Васила Златарского.

«В день Крумовой смерти Болгария потеряла одного из самых могучих своих правителей, а византийцы вздохнули с облегчением…»

Перевод с болгарского. Источник


Памятник хану Круму, торжественно открытый 04.06.2007 года в Пловдиве

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *