Генерал «Вперед!»

28 (16) июля 1828 года  родился Иосиф Владимирович Ромейко-Гурко — русский генерал-фельдмаршал, известный благодаря своим победам в Русско-турецкой войне 1877—1878 гг. Его часто называли — генерал «Вперед!»

Иосиф Гурко родился в Новгороде (по другим данным — в усадьбе Александровка в Могилевской губернии) в семье генерала Владимира Иосифовича Гурко и Татьяны Александровны Гурко, урождённой баронессы Корф. 12 августа 1846 года выпущен из Пажеского  корпуса корнетом в лейб-гвардии гусарский полк и 11 апреля 1848 г. произведён в поручики. С этим полком Гурко в 1849 году совершил поход к западным границам Империи, но участие в военных действиях против венгров принять не успел. 23 апреля 1850 г. был произведён в штабс-ротмистры и 30 августа 1855 г. в ротмистры.

И.В. Гурко во время обучения в Пажеском корпусе

Когда началась Крымская война, Гурко, желавший, по его словам, «жить с кавалерией, а умирать с пехотой», выразил желание отправиться в Севастополь и, переименованный из ротмистров гвардии в майоры армии, был в ноябре 1855 года прикомандирован к Образцовому пехотному полку для ознакомления с пехотной службой, а затем произведён в подполковники и зачислен в Черниговский пехотный полк, стоявший в то время в Крыму на Бельбекских позициях. Поскольку военные действия в Севастополе к тому моменту уже закончились, Гурко вернулся в лейб-гвардии Гусарский полк с прежним чином ротмистра и принял в командование эскадрон. На этом посту Гурко выделился как отличный кавалерийский офицер, образцовый командир и строгий, но умелый воспитатель и учитель солдат. Боевая и строевая подготовка его эскадрона обратила на себя особое внимание императора Александра II, и за блестящее состояние его, выказанное на Высочайшем смотре, когда эскадрон Гурко поразил всех лихой джигитовкой на карьере, Гурко был пожалован флигель-адъютантом.

Произведённый 23 апреля 1861 года в полковники, он через год был отчислен в свиту императора и в течение четырех лет, во время проведения в жизнь реформ Александра II, выполнял ряд ответственных поручений административного характера в Самарской, Вятской и Калужской губерниях.

Во время проведения крестьянской реформы И.В. Гурко находился в Самарской губернии. Во время обнародования манифеста, он приказал отпечатать в местных газетах необходимое число законодательных актов. Действия Гурко шли вразрез с желаниями местного дворянства, требовавших от властей применения военной силы к крестьянам. Выступив противником силовых мер, он утверждал, что любое «неподчинение» крестьян и подавление крестьянских волнений может быть урегулировано «простыми растолкованиями». Иосиф Владимирович лично побывал во всех наиболее «проблемных» селениях губернии, проводя с крестьянами долгие беседы, разъясняя им суть происходящих изменений.

Показательны меры предпринятые Гурко в отношении крестьянина Модеста Суркова, «вольно» толковавшего манифест крестьянам за денежную плату, и рядового Василия Храброва, называвшего себя великим князем Константином Николаевичем и раздававшим местным крестьянам права и свободы. Гурко решительно выступил против смертной казни «толкователей». Он говорил, что смерть возведет их в глазах крестьян в ранг народных героев, что в свою очередь может вылиться в широкомасштабные выступления. Проявив себя дальновидным политиком, Гурко оказал давление на следственную комиссию, добившись того, что оба «толкователя»» во всех деревнях, которые они проезжали, были прилюдно разоблачены, а затем приговорены к телесным наказаниям и тюремному заключению.

Много сил занимала у флигель-адъютанта и борьба со злоупотреблениями помещиков. В своих рапортах императору он регулярно сообщал о превышениях полномочий помещиками по отношению к крестьянам, среди которых самыми распространенными были: превышение норм оброка и барщины и перераспределение плодородной земли. Гурко оказывал влияние на местные власти, например, мог отдать распоряжение выдать хлеба крестьянам, лишенным по вине помещиков всех запасов. Широкую огласку получило дело гофмаршала императорского двора князя Кочубея, забравшего у крестьян всю хорошую землю, имеющуюся в их собственности. Не стесняясь в выражениях, Гурко в очередном рапорте Александру II обрисовал картину происходящего, и в итоге противостояние помещика и крестьян разрешилось в пользу вторых.

Действия Иосифа Владимировича Гурко в ходе проведения крестьянской реформы были положительно оценены даже со стороны оппозиционной газеты «Колокол» Герцена, сказавшего однажды, что «аксельбанты флигель-адъютанта Гурко — символ чести и доблести». Константин Победоносцев докладывал царю:

«Совесть у Гурко солдатская, прямая. Он не поддается действию политических болтунов, в нем нет хитрости и он не способен к интригам. Также у него нет и знатных родственников, стремящихся через него сделать себе политическую карьеру»

В 1866 году Гурко был назначен командиром 4-го гусарского Мариупольского полка.

Произведённый 30 августа 1867 в генерал-майоры он в 1869 году получил в командование лейб-гвардии конно-гренадерский полк. Этим полком Гурко командовал 6 лет и поставил его на образцовую высоту.  В 1874 году на манёврах Гурко сломал ключицу. Сдав полк, он остался в должности командира 1-й бригады 2-й гвардейской кавалерийской дивизии, которую он соединял ранее с должностью командира полка. 27 июля 1875 года был назначен командующим 2-й гвардейской кавалерийской дивизией и 30 августа 1876 г. утверждён в этой должности с производством в генерал-лейтенанты. С прежней энергией Гурко занялся полевым обучением дивизии, положив в основу его взгляды прусского кавалериста генерала Шмидта и опыт франко-прусской войны.

24 июня 1877 года был назначен начальником Передового отряда, имевшего задачей «стараться овладеть балканскими проходами». В состав отряда входили: сводная драгунская бригада (8-й Астраханский и 9-й Казанский драгунские полки) под начальством герцога Е. М. Лейхтенбергского; сводная кавалерийская бригада (9-й Киевский гусарский и 30-й Донской казачий полки) под начальством герцога Н. М. Лейхтенбергского; донская казачья бригада полковника Чернозубова (21-й и 26-й полки); кавказская казачья бригада полковника Тутолмина (2-й Кубанский и Владикавказоко-Осетинский полки); 4-я стрелковая бригада генерал-майора Цвецинского; шесть дружин болгарского ополчения под командованием генерал-майора Столетова; две сотни кубанских пластунов и сотня уральских казаков (всего 4 батальона, 6 дружин, 45 сотен и эскадронов общей численностью около 12 000 человек при 40 орудиях).

22 июня отряд выступил в путь, 25 июня овладел Тырновом, 1 июля Хаинкиойским перевалом перешел через Балканские горы, а 5 июля взял Казанлык, а затем штурмовал с юга Шипкинский перевал, способствовав его занятию отрядом Святополк-Мирского. Действия Гурко вызвали в Константинополе панику: ряд высших сановников Османской империи как в армии, так и в государственном управлении были сменены, предполагавшийся переход в наступление был приостановлен, часть сил, выдвинутых против Рущукского отряда, была оттянута назад, а из Черногории был вызван Сулейман-паша, которому было поручено спешное формирование армии для противодействия Передовому отряду.

Получив в подкрепление пехотную бригаду и разрешение «действовать по усмотрению сообразно обстоятельствам», Гурко перешёл за Малые Балканы и под Эски-Загрой (Стара-Загора), Ени-Загрой (Нова-Загора) и Джуранли (ныне село Калитиново) одержал ещё ряд побед. Однако, вторая неудача русских под Плевной и невозможность усилить отряд Гурко новыми подкреплениями приостановили дальнейшее движение Гурко и даже вынудили его отступить на север, за Балканы.

3 июля произведен в звание генерал-адъютант, а 8 июля награжден орденом Св. Георгия 3-й степени. «В награду мужества, храбрости и распорядительности, оказанных при взятии Казанлыка и Шипки…»

В конце июля Передовой отряд был расформирован, Гурко отправился в Санкт-Петербург, чтобы привести на театр военных действий 2-ю гвардейскую кавалерийскую дивизию. Прибыв 20 сентября под Плевну, он был назначен начальником кавалерии Западного отряда, расположенной на левом берегу р. Вида. Изучение обстановки привело Гурко к убеждению, что одного наблюдения кавалерией за Софийским шоссе, по которому шли в Плевну к Осману-паше подкрепления и продовольствие, недостаточно, необходимо перерезать шоссе захватив ряд укрепленных пунктов противника. Только тогда, по мнению Гурко, могла быть достигнута цель блокады. План был принят, а выполнение его поручено самому Гурко, которому для этого были подчинены все войска гвардии. Вступая в командование ими, Гурко обратился к войскам со следующими речами. Офицерам он сказал:

Господа, я должен вам сказать, что люблю страстно военное дело. На мою долю выпала такая честь и такое счастье, о которых я никогда не смел и мечтать: вести гвардию в бой. Для военного человека не может быть большего счастья, как вести в бой войска с уверенностью в победе, а гвардия по своему составу и обучению, можно сказать, лучшее войско в мире… Бой при правильном обучении не представляет ничего особенного: это то же, что учение с боевыми патронами, только требует ещё большего спокойствия, ещё большего порядка. Влейте в солдата сознание, что его священная обязанность беречь в бою патрон, а сухарь на биваке, и помните, что вы ведёте в бой русского солдата, который никогда от своего офицера не отставал.

Солдатам:

О вас, гвардейцы, заботятся больше, чем об остальной армии… вот вам минута доказать, что вы достойны этих забот… Стреляйте, как вас учили, — умною пулею: редко, но метко, а когда придется до дела в штыки, то продырявь врага. Нашего «ура» он не выносит.

Первый удар по неприятелю был нанесен у Горного Дубняка 12 октября турецкие позиции были взяты, но ценой огромных потерь. К атаке укреплений Телиша Гурко подошел по-другому. Он отдал распоряжение провести мощную артподготовку. Огонь русских батарей деморализовал неприятеля и 16 октября пятитысячный гарнизон прекратил сопротивление. А 20 октября без боя капитулировал Долний Дубняк. Несмотря на успех операции, обеспечившей полную блокаду Плевны, цена ее была огромной. Потери русских составили свыше четырех тысяч человек. Гурко тяжело переживал потери, которые понесла гвардия.

М. Б. Греков, Атака лейб-гвардии Гренадёрского полка на турецкие позиции под Горным Дубняком

Взятие сильных турецких позиций возле селений Горный Дубняк, Долний Дубняк и  Телиш сыграло решающую роль в исходе Плевненской операции, позволив полностью сомкнуть кольцо блокады. Награждённый за эти победы золотой с алмазами саблей Гурко предложил проект похода к Балканам, а если можно, то и за Балканы, чтобы разбить вновь формировавшуюся армию Мехмеда-Али, а при благоприятном исходе этой операции разблокировать и наши шипкинские войска. Смелый план нашёл поддержку со стороны императора, но главнокомандующий — великий князь Николай Николаевич (старший) разрешил Гурко продвинуться лишь до Орхание, а по овладении этим городом «постараться занять горы и дальше не идти, пока не будет взята Плевна».

28 октября Гурко занял город Врацу, а затем Этрополь и Орхание (ныне Ботевград). Турки без боя очистили сильно укреплённые позиции и отступили к Софии; 17 ноября войска Гурко заняли их и 21-го поднялись на Златицкий перевал. Дождавшись падения Плевны, Гурко, усиленный IX корпусом и 3-й гвардейской дивизией, в середине декабря двинулся далее и в страшную стужу и в бураны вновь перевалил через Балканы. Когда среди командиров частей, подчинённых Гурко, поднялся ропот, он собрал их всех и сказал:

Я поставлен над вами волею Государя Императора и только ему, отечеству и истории обязан отчётом в моих действиях. От вас я требую беспрекословного повиновения и сумею заставить всех и каждого в точности исполнять, а не критиковать мои распоряжения. Прошу всех это накрепко запомнить… Если большим людям трудно, я их уберу в резерв, а вперед пойду с маленькими….

енерал Иосиф Гурко на Балканах. Художник П. Ковалевский

Во время похода Гурко всем подавал пример личной выносливости, бодрости и энергии, деля наравне с рядовыми все трудности перехода, лично руководил подъёмом и спуском артиллерии по обледенелым горным тропам, подбадривал солдат, ночевал у костров под открытым небом, питался сухарями. После восьмидневного тяжёлого перехода Гурко спустился в Софийскую долину, двинулся на запад и 19 декабря после упорного боя овладел Ташкесенской укреплённой позицией. 23 декабря 1877 года (4 января 1878 по новому стилю) русские войска под командованием Гурко освободили Софию.

Въезд генерала Гурко в Софию. Художник  Д. Гюдженов

Разбив в трехдневном (2-4 января) бою у Филиппополя (Пловдива) армию Сулеймана-паши, Гурко дивнул к Адрианополю (сейчас — Эдирне) кавалерийский отряд Струкова, который быстро занял его, открыв путь к Константинополю. В феврале 1878 года войска под командованием Гурко заняли местечко Сан-Стефано в пригороде Константинополя, где 19 февраля и был подписан Сан-Стефанский мирный договор.

29 декабря 1877 года Гурко был произведен в звание генерала от кавалерии, а 22 января 1879 года награжден орденом Св. Георгия 2-й степени. «За личныя боевыя заслуги и за целый ряд блистательных подвигов, оказанных войсками, находившимися под его начальством, как при двукратном переходе Балканских гор в 1877 году, так и во всех последующих делах с турками…»

По окончании войны Гурко был назначен помощником главнокомандующего войсками гвардии и Санкт-Петербургского военного округа, занимал пост Санкт-Петербургского временного генерал-губернатора, был временным Одесским генерал-губернатором и командующим войсками Одесского военного округа, Варшавским генерал-губернатором и командующим войсками Варшавского военного округа.

Находясь на западной границе империи во время обострения отношений между Россией и державами Тройственного союза, уделял значительное внимание боевой подготовке войск и фортификационной обороне Варшавского военного округа. Добился усиления укреплений Ивангорода, Новогеоргиевска, Брест-Литовска и Варшавы, создания Варшавского укреплённый район и линии новых укреплённых пунктов (Зегрж, Осовец и др.), а так же сети стратегических шоссе. Организацией крепостных манёвров он сумел установить тесную связь между войсками и крепостями. Артиллерия получила Рембертовский полигон. Кавалерия, предмет особого внимания Гурко, постоянно была в движении, получая задачи на лихость, быстроту движения, разведку, действия в массах и т. п. Войска втягивались в работу не только летом, на подвижных сборах и манёврах, но и зимой, производя зимние манёвры, стрельбы, походные движения с ночлегом в поле, под открытым небом. В течение 12 лет командования войсками Варшавского военного округа Гурко активно использовал весь опыт русско-турецкой войны.

6 декабря 1894 года, согласно прошению, по расстроенному здоровью, был уволен от занимаемого поста с производством в генерал-фельдмаршалы «в воздаяние важных заслуг, оказанных престолу и отечеству, особенно в последнюю турецкую войну», с оставлением членом Государственного совета, в звании генерал-адъютанта и по гвардейской кавалерии. 9 марта 1897 года был избран почётным членом Николаевской академии Генерального штаба.

В ночь на 15 января 1901 года скончался в своем имении Сахарово Тверской губернии.

В «Военной энциклопедии» Сытина дана следующая характеристика Гурко:

Стройный, худощавый, с большими седыми бакенбардами, Гурко держался так, что казался выше ростом всех окружавших его лиц, а своею кипучею деятельностью, выносливостью и лихостью на коне — всех моложе. Он мало говорил, никогда не спорил и казался непроницаемым в своих мыслях, чувствах и намерениях. От всей его фигуры и взгляда острых, серых и глубоких глаз веяло внутренней силой, авторитетной и грозной для ослушников и слабых. Его не все любили, но все уважали и почти все боялись, все, кроме солдат, которые безгранично верили в него и любили его.

22 сентября 2011 года в поселке Сахарово были перезахаронены останки И. В. Гурко и его супруги — графини Марии Андреевны Салиас-де-Турнемир.

Болгарский народ и по сей день чтит память Иосифа Владимировича Гурко. В честь генерала названо три населённых пункта в Болгарии — город Гурково, село Гурково (Добричская область) и село Гурково (Софийская область). Один из самых больших бульваров в Софии также назван его именем — тот, по которому он прошёл 4 января 1878 года со своими войсками, освободившими Софию. По всей стране в разных городах  его именем названы улицы. В марте 2013 года в Софии открыли памятник Иосифу Гурко.

Памятник И.В. Гурко в Софии. Скульптор Г. Потоцкий

1 ноября 2018 года в поселке Сахарово (Тверь) открыт бюст генерал-фельдмаршала, первый в России.

Бюст И.В. Гурко в Сахарово

Заглавная картина — Генерал Гурко приветствует болгарских ополченцев. Художник Васил Горанов

Использованы материалы из свободной энциклопедии Wikipedia и с сайта TopWar.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *