Жизнь Тодора Живкова

7 сентября 1911 года родился Тодор Христов Живков – руководитель Болгарской компартии и государства в период с 1954 по 1989 год.

Тодор Живков родился в селе Правец, Орханийского района в семье среднего достатка. Был старшим ребенком в семье. Его отец Христо Живков, хоть и имел в собственности земельный надел, пытался заниматься и другим – работал скорняком, проводя зиму в мастерской в Габрово, продавал лес в села Северной Болгарии, пытался наладить производство брынзы. Участвовал в обеих Балканских и Первой мировой войнах, был произведен в унтер-офицеры.

Мать Тодора – Маруца, происходила из сравнительно зажиточной семьи, владевшей постоялым двором и корчмой на шоссе София-Варна. В отличие от мужа, окончившего начальную школу, она не получила никакого образования.

Тодор начал свое образование в родном селе. В тот, год, когда он окончил начальную школу, здесь открылась прогимназия, где он продолжил обучение. Прервав обучение из-за финансовых проблем, связанных с болезнью отца, он устроился на фабрику черепицы в Горни Богров, но скоро вернулся в Правец и в 1926 году окончил прогимназию, поступив в гимназию в Орхание. Неделю он жил в городе, а в субботу после уроков возвращался в Правец, где проводил воскресенье. Из-за участия в организации стачки гимназистов в 1929 году имел неприятности с полицией, был вынужден бросить учебу и уехать в Софию.

Осенью 1929 года Тодор поступил в Графическое училище при Государственной типографии. Во время обучения зарабатывал себе на жизнь, работая официантом. Вскоре после поступления в училище он стал членом Болгарского коммунистического молодежного союза – молодежной организации БКП и некоторое время был секретарем ячейки союза в училище. Летом 1931 года был арестован после того, как во время закрытия собрания коммунистов полицией ударил кирпичом по голове начальника полицейского участка. По неизвестным причинам был освобожден, даже не представ перед судом. 1 мая 1932 года вновь на короткое время арестован. В том же году окончив училище устроился на работу в Государственную типографию.

Летом 1932 года Тодор Живков был принят в члены Болгарской коммунистической партии (тесных социалистов). Вскоре после этого возглавил считавшуюся крупной (30-40 человек) партийную организацию в Государственной типографии, а осенью стал членом II районного комитета партии в Подуяне, отвечавшим за пропаганду. Согласно официальной биографии в следующем году во время Лейпцигского процесса ему было поручено координировать демонстрации в Софии в поддержку Георгия Димитрова.

В конце 1933 года Живков был уволен из Государственной типографии после конфликта с руководством, поскольку настаивал на создании на предприятии кооперативной столовой. Несколько месяцев работал в частных типографиях, а в январе 1934 года, снова арестован. Несколько раз допрашивался, в том числе лично знаменитым Николой Гешевым. После переворота 19 мая несколько сотен работников Государственной типографии были уволены, а при восстановлении их на работе в конце года среди них оказался и Тодор Живков.  В октябре он второй раз получил отсрочку от военной службы, представив справку, что является студентом Свободного университета политических и хозяйственных наук. В конце того же года стал секретарем III районного комитета в квартале Лозенец и членом окружного комитета БРП (тесных социалистов) 

Многократные аресты, не имевшие, однако для Живкова существенных последствий, скупое их описание в автобиографических текстах и неполные полицейские досье на него в этот период вызвали подозрения в том, что Тодор сотрудничал с властями.

Партийные функционеры Райко Дамянов и Борис Тасков, обвиняли его в  раскрытии и аресте руководства окружного комитета в Софии в конце 1934 года, за что, по их версии он был исключен  из партии. Согласно официальной биографии Живкова, он сам вышел из окружного комитета из-за несогласия с его крайне левым уклоном. В результате наложенного на него взыскания – исключения или запрета занимать руководящие должности, он прервал свою работу в БКП до 1942 года. По просьбе Живкова его дело было пересмотрено в 1949 году и взыскание было отменено.

Вскоре после полученного взыскания Живков был призван в «Трудовую повинность» и с 10 мая до 19 октября служил в 1-й пехотной рабочей дружине, работавшей на дорожном строительстве в окрестностях Софии. Был уволен, не отслужив стандартный восьмимесячный срок, вероятно использовав возможность «выкупить» оставшееся время. Вернулся на работу в Государственную типографию. В 1936-1937 годах работал в частной типографии «Стайков». С 1937 до марта 1938 года – секретарь районной организации Рабочего молодежного союза (РМС) в Подуяне.

Весной 1938 года Живков бросил работу и отправился в село Дыскот, где его подруга Мара Малеева получила работу участкового врача. Следующие месяцы он жил не работая, на ее содержании, участвуя в самодеятельных театральных постановках. В апреле 1939 года они заключили гражданский брак. 

Тодор Живков и мра Малеева

В это время Живков поставил себе цель сдать гимназические экзамены на аттестат зрелости чтобы продолжить образование в университете. В октябре 1938 года он сдал уравнительные экзамены в Третьей мужской гимназии в Софии, а летом 1939 попытался сдать экзамен на аттестат зрелости в Павликенской гимназии, но ему было отказано по бюрократическим причинам.

В феврале 1940 года Живков и Малеева поселяются в селе Говедарци около Самокова, где Малеева работает участковым врачом, а Живков занимается театральной самодеятельностью. Согласно его официальной биографии, он восстановил распавшуюся партийную организацию в селе, но местные коммунисты говорят, что в то время он не проявлял никакой политической активности. Во время войны в селе располагались структуры штаба болгарской армии и доступ в него строго контролировался, но Живков перемещался свободно и часто уезжал из села. В 1942 году родилась дочь Людмила, а вскоре после этого семья переселилась в Софию. Тодору удалось сдать экзамен на аттестат зрелости в Третьей мужской гимназии и поступить на факультет права в Софийский университет. Однако данные о том, что он посещал занятия отсутствуют.

Тодор Живков, Мара Малеева, мать Тодора — баба Маруца и маленькая Людмила

В ноябре 1942 года Живков стал секретарем районного комитета компартии в софийском квартале Ючбунар. В июле 1943 после ряда арестов членов софийского окружного комитета партии, он вошел в состав комитета.

Роль Тодора Живкова в партизанском движении спорна, хотя позже он придавал ей большое значение и официальная историография часто ее преувеличивала. С июня 1943 гола по решению Софийского окружного комитета БРП был включен в штаб Первой Софийской повстанческой оперативной зоны. Правда, этот факт категорически отрицали коммунистические функционеры, враждебные Живкову. В следующие месяцы Тодор был основной связью между партийным руководством в Софии и действовавшим в Ботевградском районе партизанским отрядом «Чавдар». В это время установились его хорошие отношения с рядом членов отряда, позже ставших его ближайшими сотрудниками.

2-3 февраля 1944 года Живков встретился с командованием отряда в приюте «Владко» на горе Мургаш, передав указание о разворачивании массового партизанского движения.  Официальная историография называла это событие «Третья мургашская конференция». 2 апреля там же состоялась «Четвертая мургашская конференция», где Живков сообщил решение штаба оперативной зоны об укрупнении отряда и превращении его в партизанскую бригаду «Чавдар» под командованием Добри Джурова.

26 апреля власти начали массированную акцию против бригады. Основной удар был нанесен 3 мая. Часть руководителей бригады были убиты, командир Добри Джуров – тяжело ранен. Живков в это время находился в стороне от основных боевых действий с группой около 40 партизан (Теренский батальон). В то время, согласно его официальной биографии он, подкупив полковника военной разведки, раздобыл «открытый лист» на имя Ивана Томова, позволявший ему носить оружие и свободно передвигаться по стране. Живков также имел фальшивый паспорт на имя Янко Маркова, откуда пошло и его нелегальный псевдоним – Янко.

Спорно также участие Тодора Живкова в восстании 9 сентября 1944 года. Согласно сегодняшним исследованиям, в дни переворота он возглавлял оперативное бюро, котрому была поручена охрана демонстраций и стачек в столице, а также отдельных функционеров Отечественного фронта. Официальные биографии и личные мемуары Живкова приписывали ему заслугу захвата Военного министерства, поскольку отправленные туда воинские части «не справились с этим». Ряд его однопартийцев не только оспаривали роль Живкова в Сопротивлении, но и обвиняли его в работе на тайную полицию.

Непосредственно после переворота, возглавляемое Живковым оперативное бюро превратилось в штаб Народной милиции, которому был поручен поиск и арест известных политических противников нового режима. 17 октября он был царским указом формально назначен главным инспектором в дирекцию «Униформена милиция», оставаясь на этой должности до 1 декабря. Штаб располагался в отеле «Славянская беседа» и играл активную роль в репрессиях против противников режима. Туда доставляли для первоначального допроса высокопоставленных «врагов народа» — бывших министров и депутатов, высших военачальников и полицейских. Там под началом Живкова работал Мирчо Спасов, позже ставший его доверенным лицом в руководстве МВД. В своих мемуарах, опубликованных в 1997 году Живкрв отрицал личное участие в репрессиях, заявляя: «Всю свою жизнь я противостоял своеволию и совершению насилия». 

Еще 11 сентября 1944 года приказом регентов Живков получил воинское звание подполковника, несмотря на то что не служил в армии, а 23 декабря был повышен в звании до полковника. Приказом от 31 декабря он был задним числом (с 15 сентября) назначен заместителем командира Первого дивизионного артиллерийского полка, но практически не исполнял обязанностей по должности. В то время, как полк воевал с немцами на фронте, Живков находился в Софии. Официально был уволен из армии 28 мая 1945 года.

В начале 1945 года он был избран третьим секретарем Областного комитета партии и освобожден от занимаемой должности в милиции. На Восьмом пленуме ЦК БКП (27.02.1945- 01.03.1945) был избран кандидатом в члены ЦК. В том же году впервые стал депутатом Народного собрания.

С 17 января 1948 года Тодор Живков – первый секретарь Городского комитета Коммунистической партии в Софии, а также председатель Городского комитета Отечественного фронта. В декабре того же года он избран членом ЦК БКП. Это возвышение произошло при протекции со стороны Вылко Червенкова, отвечавшего за софийскую парторганизацию в Политбюро – тот стремился обеспечить свое влияние, но не доверял местным кадрам.

Новый толчок карьере Живкова, приведший его в центральное партийное руководство, дало его активное участие в кампании против Трайчо Костова в 1949 году. Костов был организационным секретарем ЦК БКП и самым высшим партийным деятелем в стране до возвращения из СССР Георгия Димитрова. Некоторыми своими действиями он вызвал недовольство Сталина, что привело к длительной публичной компании против Костова, завершившейся судебным процессом и казнью.  Как член ЦК Живков участвовал в кампании на всех этапах и стар первым функционером, потребовавшим публичной казни для «предателя Трайчо Костова».

20 октября 1949 года Живков возглавил Организационно-инструкторский отдел на ЦК БКП, а в январе 1950 стал секретарем ЦК, сохранив пост главы Софийского горкома. Был членом болгарской делегации на торжествах по случаю 70-летия Сталина.  В ноябре избран кандидатом в члены Политбюро, хотя некоторое время был в числе партийных функционеров, против которых расследовались подозрения в политической нелояльности. 

Как секретарь ЦК Живков отвечал и за сельское хозяйство в условиях начавшейся в стране коллективизации. В марте 1951 года он был отправлен в Кулу, где большая часть местного партийного руководства была арестована из-за совершенных в предыдущие месяцы насилия. Начались так называемые Кулские события, в ходе которых во многих селах люди массово покидали недавно созданные ТКЗС — трудовые кооперативные земельные стопанства (хозяйства). 21 марта Живков попытался выступить на собрании в селе Грамада, но был освистан собравшимися крестьянами, а на следующий день лично включился в конфискацию скота и инвентаря, угрожая людям пистолетом. В ходе последовавших репрессий около 3500 человек в регион были отправлены в тюрьмы и лагеря, еще 3500 – интернированы в другие части страны. Несмотря на это ликвидированные ТКЗС не были немедленно восстановлены, а беспорядки привели ко временной приостановке коллективизации по всей стране. На Живкова была возложена реализация экстренных мер по стабилизации.

Живков не понес ответственности за эти неудачи режима – напротив, порученная ему проверка закончилась обвинением в «антипартийной и вражеской деятельности» члена Политбюро, министра земледелия Титко Черноколева. После доклада Живкова на Пленуме ЦК в июне 1951 года Черноколев был отстранен, Тодор Живков занял его место в Политбюро.

Утвердившись в центральном партийном руководстве как член Политбюро и секретарь ЦК, следующие несколько лет Живков был одним из ближайших сотрудников лидера Вылко Червенкова. Но уже в то время он начал собирать вокруг себя группу технических работников, получивших с его возвышением значительное влияние.

Супруга Тодора Живкова Мара Малеева, отказавшаяся после 9 сентября 1944 от врачебной карьеры, хотя и не занимала никаких официальных постов, по словам самого Живкова была одним из его ближайших сотрудников. С его возвышением два ее брата сделали стремительную карьеру – Атанас Малеев много лет возглавлял Медицинскую академию и был заместителем министра здравоохранения, а Найден Малеев был судьей Верховного суда.

На пленуме после Шестого конгресса БКП 4 марта 1954 года Тодор Живков был избран первым секретарем ЦК. Он был поставлен на этот пост под давлением СССР Вылко Червенковым, сохранившим контроль над партией и государством, в качестве руководителя Политбюро и премьер-министра. Червенков рассчитывал, что Живков будет лишь в фиктивным, формальным лидером партии. Вторым кандидатом был Райко Дамянов, но выбран был Живков, как из-за его близости к Червенкову, так и благодаря поддержке влиятельного члена Политбюро Георгия Чанкова.

После избрания Живкова первым секретарем группа его технических сотрудников была реорганизована в личный секретариат во главе с Милко Балевым. Секретариат, состоявший из 4-5 человек, не имел формальной роли в политической иерархии, но помогал Живкову в повседневной работе и вносил серьезный вклад в его решения.

В начале 1956 года Червенков отправился в Москву на лечение, а в Софии началась подготовка к его смещению. На Апрельском пленуме ЦК БКП в полном созвучии с решениями ХХ съезда КПСС и политикой Хрущева Червенкова раскритиковали за создание культа личности, а Живков утвердился как единоличный лидер болгарских коммунистов. Несмотря на это, положение его было шатким. Он получил поддержку группы влиятельных функционеров во главе с Антоном Юговым и Георгием Чанковым, но внутренние интриги продолжались и решающим фактором оставались отношения с советским руководством. Еще летом 1956 были отстранены некоторые открытые критики Живкова, а в июле 1957 при поддержке Югова из партийного руководства был выведен один из руководителей 9 сентября – Добри Терпешев. Критике подвергся недавний покровитель Живкова – Георгий Чанков.

Одним из первых шагов Живкова во главе режима стало восстановление недавно закрытого концлагеря «Белене», поводом для чего послужили события в Венгрии.

В 1958 году на прибывший на Седьмой съезд БКП Хрущев многократно публично демонстрировал свою поддержку Живкова. Тот со своей стороны постоянно подчеркивал свою лояльность Советскому союзу и лично его лидеру. Так в 1960 году на Международной встрече коммунистических и рабочих партий в Москве, заметив нарастающее напряжение в советско-китайских отношениях, Живков произнес  две речи (одну -экспромтом, после выступления  Дэн Сяопина), в которых поддержал СССР и Хрущева, «заслужившего  уважение и любовь трудящихся всего мира» и остро критиковал китайцев. Близость к Хрущеву проявлялась и в личном стиле Живкова – внешнем виде и одежде, манер речи, стремлении демонстрировать непринужденность.

Осенью 1958 Живков объявил политику «экономического скачка», поставив еще более амбициозные цели, чем принятый месяцем раньше на Седьмом съезде пятилетний план.  Целью была быстрая индустриализация и удвоение (и даже утроение) сельскохозяйственного производства. Одними из методов достижения этой цели было укрупнение уже созданных ТКЗС и псевдонаучные агрономические методы. Некоторые из этих идей так и не были реализованы, а неэффективная экономика вызвала «Долговой кризис» 1958-1962 годов.

В начале 1961 года из партии была исключена так называемая Группа Куфарджиева – единственные критики Живкова, не занимавшие неосталинистких или маоистских позиций.

Юрий Гагарин и Тодор Живков, София, 1961 г.

Живков окончательно утвердился во главе режима после XXII Съезда КПСС в конце 1961 года. В ноябре из правительства и Политбюро был исключен бывший лидер Вылко Червенков, а в ноябре 1962 после критики деятельности «Государственной безопасности» в 1949-1956 годах были отстранены Руси Христозов, Георги Цанков и Антон Югов, вместо которого премьер-министром стал сам Тодор Живков. Места «вычищенных» функционеров заняли лояльные Живкову люди.

В отличие от Червенкова, превратившего Совет министров в опору свой власти, при Живкове ведущую роль играл ЦК БКП. Даже став премьер-министром, он продолжал работать в основном в здании ЦК и очень редко лично председательствовал на заседаниях кабинета, передоверяя это обычно вице-премьеру — своему однофамильцу Живко Живкову.

Никита Хрущев и Тодор Живков в городе Добрич, весна 1962 г. Фото с сайта http://www.lostbulgaria.com

Среди первых шагов Живкова во главе правительства было решение о продаже золотого запас Болгарского народного банка для выплаты долгов советским банкам и ликвидации «Долгового кризиса». Позже сам Живков отмечал, что «положение в экономике было исключительно критическим».

4 декабря 1963 года Живков лично вынес на пленум ЦК БКП предложение для преодоления экономических проблем направить в ЦК КПСС запрос о дальнейшем более тесном сближении двух стран и в перспективе о присоединении Народной республики Болгарии к СССР с превращением ее в 16-ю союзную республику. Несмотря на то, что по тогдашнему законодательству это предложение представляло собой государственную измену, пленум оценил его как «замечательное проявление патриотизма и интернационализма», ведущее к «качественно новому уровню братской дружбы и всестороннего сотрудничества между нашей страной и Советским Союзом». Предложение «создающее экономические, политические и идеологические предпосылки к полному объединению двух наших братских стран» было единодушно одобрено пленумом и подписано Живковым, но отклонено СССР.

Хотя предложение о присоединении Болгарии к ССР было отклонено, оно утвердило образ Живкова, как всецело лояльного Москве партнера и поставило его в благоприятное положение, когда в октябре 1964 года Хрущев был смещен.  Отставка Хрущева породила среди некоторых болгарских партийных функционеров надежду на схожее развитие событий и на Пленуме ЦК БКП в декабре заведующий военным отделом ЦК генерал Иван Бычваров потребовал отставки Живкова. Предложение не было принято, но пленум отклонил и встречное требование Живкова об отставке Бычварова. Позже Бычваров был отправлен послом в Берлин и погиб в авиакатастрофе.

В декабре 1964 года Живков отправился в Москву стремясь установить хорошие отношения и получить поддержку нового советского лидера – Леонида Брежнева. В октябре 1965 прошла их официальная встреча. Живков продолжал политику предыдущих лет беспрекословно поддерживая советскую политику, получая за это политическую поддержку и экономические уступки в помощь испытывавшей постоянные затруднения болгарской экономики.  Смещение Хрущева в ССР, однако, ободрила неосталинисткую внутреннюю оппозицию в БКП – в апреле 1965 года была раскрыта и ликвидирована группа заговорщиков (в основном высших офицеров) во главе с Иваном Тодоровым-Горуней, а в 1967 году – еще одна, численностью около сотни человек, называвшаяся «Благоевско-Димитровской коммунистической партией»

В августе 1968 года Живков поддержал военное вторжение сил Варшавского договора в Чехословакию. В операции принимали участие два болгарских полка. 

После принятия в 1971 году новой Конституции Тодор Живков стал председателем нового органа – Государственного совета Народной республики Болгария (фактически главой государства). Его 60-летний юбилей был отмечен публичными мероприятиями по всей стране, а советское правительство наградило его Орденом Ленина. Новая должность укрепила позиции Живкова во главе режима. Занимая высший государственный пост, он сохранял контроль над исполнительной властью – в последующие годы он сменил нескольких премьер-министров, не теряя контроля над их работой. Живков прямо контролировал военное министерство и МВД, включая Госбезопасность, отодвинув на второй план Совет министров и даже премьера.

В этот период развился культ его личности, особенно сильно проявившийся при массовом праздновании его юбилеев в 1971, 1976 и 1981 годах. Культ часто приобретал гротескные формы с преувеличением роли Живкова в партизанском движении, что нашло отражение в художественной литературе и кинематографе (например, фильм «Човек от народа» — «Человек из народа»).

В октябре 1971 года умерла супруга Живкова – Мара Малеева, противившаяся выдвижению их детей на политические и государственные посты. После ее смерти Живков обеспечил стремительную карьеру дочери Людмилы, с 1976 года определявшей культурную политику в стране, а в 1979 ставшей и членом Политбюро. Это произвело плохое впечатление среди коммунистов и, принятое за слабость со стороны Живкова, повредило его авторитету. 

В 1970 годы Живков установил исключительно близкие отношения с Брежневым. С этой целью он регулярно делал подарки членам семьи советского генсека — роскошную одежду, украшения, отдых в Болгарии. По установившейся традиции каждый год он, как и партийные лидеры других соцстран встречались с Брежневым во время его летнего отдыха в Крыму.

С 1960-х годов, а особенно после смерти его жены, главным развлечением Живкова была охота. Для этого Госбезопасность создала ряд охотничьих хозяйств, потратив значительные средства на охотничье снаряжение и организацию охот, в том числе и в экзотических странах. Вокруг Живкова оформилось неформальная группа, ставшая известной как «охотничья дружина» и действовавшая как штаб его советников. К охоте Живков относился страстно и особенно гордился ценными трофеями, поставившими национальные и мировые рекорды (как например кабан, убитый 12 октября 1986 года в охотничьем заказнике «Карамуш», с которой он побил предыдущий мировой рекорд 1936 года).

Тодор Живков на охоте

Во время его правления, особенно во второй его половине публиковалось множество книг политической тематики за авторством Тодора Живкова. Они были написаны его сотрудниками, но именно Живков получал за них гонорары, зачислявшиеся по завышенному тарифу. Так, в период 1976-1989 он получил гонораров на огромную по тем временам сумму 1 165 652 левов (после вычета налогов). Позже сам Живков утверждал, что раздал эти деньги на общественные цели, но доказательств этого нет. Сотрудник его секретариата Костадин Чакыров, однако сообщил, что  в суде по делу Живкова (Дело №1) были представлены  бесспорные доказательства, что из начисленных 1 300 000 левов  гонорара был заплачен налог 500 000 левов, а оставшаяся сумма больше 650 000 левов была внесена в кассу ЦК БКП «со скромным ритуалом», при котором Живков сказал: 

генерал Добри Джуров, Фидель Кастро, Тодор Живков, 1972 г. Фото с сайта http://www.lostbulgaria.com

«Эти Собрания сочинений, не мое дело, а дело коллективного ума и воли всей партии…»

Пример политического PR при социализме: Тодор Живков и Мара Малеева отправляют своего сына в армию — присяга Владимира Живкова, 1971 г. Фото с сайта http://www.lostbulgaria.com

В конце 1977 и начале 1978 года эмигрировавший в Великобританию писатель Георгий Марков прочел в болгароязычной радиопередаче ВВС ряд своих эссе, в которых комментировал личные качества Живкова, с которым в свое время встречался лично. Это вызвало резкую реакцию болгарского лидера и в течение нескольких следующих месяцев британский посланник в Софии неоднократно получал требования к ВВС прекратить «оскорблять наших руководителей, в том числе даже главу государства товарища Тодора Живкова». Хотя и недоказанная, широко распространена версия, что Георгий Марков был убит агентами болгарской Госбезопасности по личному приказу Живкова. И, якобы, не случайно убийство произошло 7 сентября 1978 года — в день рождения болгарского лидера. 

4 апреля 1981 года на XII Съезде БКП был избран генеральным секретарем ЦК. Смерть Брежнева в 1982 году и неудачные попытки установить близкие отношения с его преемниками заставили Живкова беспокоиться о своем положении во главе Болгарии, сделали его нервным и подозрительным в отношении приближенных.

Летом 1981 года смерть дочери Людмилы стала тяжелым ударом для Живкова не только в личном, но и в политическом плане, поскольку она была членом Политбюро и считалось, что он готовит ее к роли своего преемника. Несколько месяцев Живков избегал участия в публичных мероприятиях, а чуть позже уволил некоторых близких к дочери функционеров. Он удочерил свою внучку Евгению, но в последующие годы все больше отдалялся от остальных членов семьи и даже жил отдельно от них в резиденции «Банкя».

В мае 1984 года на заседании Политбюро было принято решение о проведении последнего, наиболее интенсивного этапа так называемого «Возродительного процесса» – принудительного переименования болгарских турок, реализованного следующей зимой. Живков заявил, что принимает это решение под свою ответственность. Он рассчитывал таким образом разрешить серьезную национальную проблему, что было бы трудно какому-либо его преемнику, не имевшему такого авторитета. Несмотря на это, после 1989 года Живков утверждал, что не знал заранее о переименованиях и что это было спонтанное движение, возникшее на местах.  

В 1985 году в СССР к власти пришел Михаил Горбачев, начавший Перестройку – относительную политическую либерализацию. Живков попытался сблизиться с новым советским лидером, но не добился успеха. Его стремление демонстрировать лояльность декларируя стремление к реформам было принято Горбачевым за желание поучать и направлять его политику. Сначала отношения между ними выглядели хорошими. В июне 1985 Живков побывал в Москве, где Горбачев наградил его вторым Орденом Ленина, а в октябре Горбачев начал свою первую официальную поездку по странам Восточного блока именно с Болгарии. В следующие месяцы, однако, политика Горбачева, продиктованная хозяйственным кризисом в самом СССР и выразившаяся в ограничении закупок и экономической помощи некоторым странам, вызвала напряжение в отношениях.

Тодор Живков, Михаил Горбачев, София, 1985г. Фото с сайта http://www.lostbulgaria.com

На XIII Съезде БКП в апреле 1986 Живков был переизбран генеральным секретарем ЦК, а 18 июня – председателем Государственного совета НРБ.  Еще в марте 1986 была разработана Концепция технологического обновления, впервые продемонстрировавшая курс на реформы в Болгарии. В июле 1987 на Пленуме ЦК БКП Живков официально объявил программу экономических реформ, известную как Июльская концепция, которая должна была перестроить социализм, развивая его на новых основах – через создание ограниченной формы частной собственности и т.д. Кое что для Июльской концепции Живков почерпнул из экономических реформ, проводимых в Китае, с которыми он познакомился во время официального визита в эту страну в мае. В период 1987 – 1989 г.  Был принят ряд решений по конкретному переустройству экономики Болгарии.

В октябре 1987 года Живкова вызвали в Москву к Горбачеву для обсуждения Июльской концепции. Его раскритиковали за излишнюю радикальность запланированных реформ, а также за некоторые конкретные действия, сочтенные «антисоветскими», как например прекращенное чуть раньше под давлением СССР сотрудничество с японской компанией «Kobe Steel» по строительству в городе Радомир завода тяжелого машиностроения. Все же Живков смог убедить Глобачева в своей лояльности. В следующие месяцы он сделал несколько уступок советской стороне, уволив некоторых своих приближенных.    

В середине 80-х годов финансовое положение Болгарии снова ухудшилось из-за девальвации доллара, уменьшения эффективности внешнеэкономической деятельности и банкротства болгарских должников в странах Третьего мира. В конце 80-х страна вошла в рецессию и очередной долговой кризис, а Живков предпринимал судорожные попытки реорганизации неэффективной экономики. В поисках экономической поддержки он объявил о полном следовании советской политике т даже подал в отставку с поста партийного лидера. Отставка была отклонена Политбюро ЦК БКП.

В то время среди руководства страны и партии нарастало беспокойство, связанное с провалом Возродительного процесса и как следствие – с консолидацией турецкого населения и его противодействия режиму, а также с углублявшимися внешнеполитическими проблемами. В отличие от некоторых функционеров, предлагавших смягчение национальной политики, Живков активно выступал за углубление и расширение мер, положив в мае 1989 года начало массовому выселению болгарских турок в Турцию. 170 тысяч человек оставили свои рабочие места, что немедленно отразилось на экономике, особенно на сельском хозяйстве. Поставленный перед углубляющимся экономическим кризисом, весной 1989 года Живков начал подготовку пакета мер, которые должны были быть объявлены на Пленуме ЦК в конце года. Эта задача была поручена вице-премьеру Петко Данчеву и председателю Болгарского народного банка Василу Коларову.

Из-за ухудшения здоровья Живков провел лето 1989 года в резиденции «Евксиноград», но одновременно становились все более явными признаки, что он потерял советскую поддержку. В Бухаресте, на встрече на высшем уровне стран Варшавского договора Михаил Горбачев встретился с сопровождавшими Живкова военными министром Добри Джуровым и министром иностранных дел Петром Младеновым, но не с самим Живковым. 25 октября Младенов подал в отставку подвергнув в своем письме в Политбюро Живкова острой критике за хозяйственные и политические проблемы. 3 ноября несмотря на принятые полицией меры прошла демонстрация оппозиционной организации «Экогласность».

3 ноября Живков встретился с вернувшимся в страну советским послом Виктором Шараповым, после чего поехал в Правец, где вместе с Данчевым и Коларовым работал над хозяйственной программой. 6 и 7 ноября у него было еще три встречи с Шараповым, во время которых обсуждалась кандидатура преемника Живкова на посту руководителя государства. Живков предлагал Александра Лилова, советская сторона настаивала на кандидатуре Петра Младенова.

8 ноября члены Политбюро Добри Джуров, Йордан Йотов и Димитр Станишев, пришли к Живкову и убеждали его подать в отставку. В тот же день он вновь встретился с советским послом, а на следующий день провел ряд встреч со своим ближайшим окружением. 9 ноября на заседании Политбюро Тодор Живков подал в отставку. Политбюро решило назначить на его место Петра Младенова. После заседания Живков лично сообщил о результате Виктору Шарапову.  10 ноября на Пленуме ЦК Живков был освобожден от должности генерального секретаря ЦК БКП. На 11-й сессии 9-го Народного собрания 17 ноября Живков был освобожден и от должности председателя Государственного совета Народной республики Болгария. На следующем Пленуме ЦК БКП (13 декабря 1989 года) он был подвергнут резкой критике и исключен из партии.

Свержение Тодора Живкова — Петр Младенов читает решение ЦК на БКП, в середине — Георгий Атанасов (тогда премьер-министр НРБ), 10 ноября 1989 г. Фото с сайта http://www.lostbulgaria.com

18 января 1990 года Живков был арестован и обвинен в ряде преступлений. В июле мера пресечения «содержание под стражей» для него была изменена домашним арестом. Главная прокуратура возбудила против него 5 уголовных дел. В 1990 было возбуждено дело о насильственном изменении имен болгарских турок и их принудительном переселении в период 1984-1989 гг.  Верховный суд четыре раза возвращал это дело в Военную прокуратуру на доследование.

25 февраля 1991 года начался процесс по обвинению Живкова в незаконной раздаче квартир, машин и денег на представительские расходы. 4 сентября 1992 года Верховный суд признал его виновным и осудил на 7 лет лишения свободы. Кроме того, Живков должен был вернуть государству 7 миллионов левов. В январе 1994 года приговор был подтвержден, а 9 февраля 1996 года отменен.  

8 июня 1993 года было открыто дело о «лагерях смерти». Живков также привлекался в качестве одного из обвиняемых по делу о невозвратных кредитах и помощи развивающимся странам (Дело №3), так называемому «делу Фонда Москва» (Дело №2 – о поддержке международного коммунистического движения).

Тодор Живков умер 5 августа 1998 година в София. Правительство отклонило просьбы семьи и Болгарской социалистической партии о проведении похорон с государственными почестями. После смерти Живкова все уголовные дела против него были прекращены.

Могила Тодора Живкова и Мары Малеевой на Центральном кладбище в Софии

Личность Тодора Живкова до сих пор вызывает в Болгарии множество споров. Наряду  с резкими критическим выступлениями в его адрес и обвинениями в диктаторстве, авторитаризме и культе личности, многие люди с ностальгией вспоминают годы его правления.

На различных демонстрациях и акциях протеста против действующей власти можно видеть плакаты вроде «без Тошо от ден на ден става по-лошо» («Без Тошо день ото дня становится хуже»)

7 сентября 2001 года в родном городе Тодора Живкова – Правеце ему был открыт памятник, сооруженный на средства, собранные горожанами.  А 7 сентября 2011 в городе прошли массовые торжества по случаю 100-летия со дня рождения Живкова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *