«Упадочные» танцы

В 50-е и 60-е годы ХХ века современные развлекательные мелодии и танцы и их самое яркое олицетворение в то время – «джазовая музыка» пользовались большим успехом среди молодого поколения в социалистической Болгарии. Официально считавшийся «упадочным», происходящим с буржуазного Запада, джаз являлся точкой противоречий между проектами государства по «коммунистическому воспитанию» граждан и появлением новых вкусов среди все увеличивавшегося городского населения.

В нескольких номерах комсомольского журнала «Младеж» в 1956 году развернулась дискуссия. Все началось с публикации письма гражданина К.Колева, озаглавленного «Против упадочной джазовой музыки». Автор писал, что она уже проложила себе дорогу в «юмористические фильмы, сатирические передачи по радио и радиорекламу», а также исполнялась во время «некоторых спортивных состязаний по художественной гимнастике, баскетболу, волейболу, велогонкам и пр.»

Объяснением такого быстрого распространения этой музыки было то, что она «легкая, легко воспринимается, не требуется много труда, чтобы ее понять. Главное в ней – ритм. Она веселая, живая и нравится энергичной молодежи. Джазовая музыка располагает к расслаблению и забвению неудач повседневной жизни. Но именно в этом кроется большая опасность». 

Утверждение подкреплялось жалобами некоторых родителей, чьи дети искали по радио только такую музыку или даже «оставляли работу, чтобы ходить на некие танцевальные развлечения», а на улицах, в трамваях и даже в школах напевали «извращенные джазовые мелодии».

В статьях осуждалось «возвеличивание таких исполнителей как Билли Холлидей и Элвис Пресли, способных довести зал до истерических припадков…»

Публицист Юлиян Вучков на страницах журнала «Пламък» в 1963 году заклеймил так называемую «магнитофонную молодежь». «… Тщеславные и вызывающие, самодовольные и лицемерные, они смотрели рассеянным взглядом и с усмешкой, которая говорила: «и пяти монет не дам за что угодно». Они не желали брать на себя никакую ответственность, и единственное, что могло их мобилизовать были развлечения». 

«Магнитофонная молодежь»

Эссе Вучкова обсуждали на различных заседаниях, посвященных молодежной политике. На совещании по созданию и пропаганде современных танцев для молодежи, прошедшем 26 января 1963 года в ЦК ДКМС (Димитровский коммунистический молодежный союз), обсудить проблему пригласили специалистов в области музыки и хореографии, представителей Радио София и бюро «Эстрада». Ожидаемо, их главной задачей стало создание современных «родных» танцев. В этом отношении Болгария отставала от других социалистических стран, например от ГДР, где несколькими годами раньше успешно «предохранились» от рок-н-рола благодаря созданию танца «Липси». 

Последний, как утверждалось, уже пересек границы своей родины и стал «популярен во многих странах мира». В СССР также был объявлен конкурс на создание современных молодежных танцев. Комсомол ожидал, что движения и мелодия новых болгарских танцев будут связаны с фольклором. В ходе дискуссии стало ясно, что первый такой танец уже был создан летом 1962 года композитором Лили Лесичковой и хореографом Любой Вълчевой и назывался «Добруджана».

Пластинка с записью «Добруджаны»

Несмотря но то, что он был «одобрен» различными комиссиями, танец все еще не был «внедрен». Причин тому было несколько. Автор поделилась с присутствующими, что в ресторанах, даже если «Добруджана» и была в репертуаре оркестра, ее не играли, поскольку само название навевало ассоциации с неким народным танцем, в котором посетители заведения не нуждались. Чтобы преодолеть это препятствие, танец нуждался в более активной пропаганде со стороны Государственного хозяйственного предприятия Бюро Эстрада, а также в популяризации через печать самоучителя по этому танцу и выпуск граммофонных пластинок.

На самом деле, основной проблемой танца было то, ему не хватало простоты и легкости, характерных для «западных» танцев. Это было непростой задачей, поскольку было важно, чтобы новые танцы базировались на болгарском фольклоре и типичных для него неравнодельных тактах, что сделало бы его узнаваемым и для болгар, и для иностранцев.

Любопытно, что представитель Радио София Пенка Хаджиколева упомянула о письме из Франции, полученном на радио, в котором говорилось, что в тот момент там в моде была босанова и «некий танец Добруджана, вероятно болгарский». Так ли было на самом деле или нет, сама Хаджиколева не знала, но факты говорят о том, что существовали амбиции распространить новые болгарские танцы за пределы страны как часть культурной пропаганды. Работа по созданию и распространению современных болгарских танцев и музыки началась. В том же 1963 году на пластинке была записана музыка к новому танцу «И-ха-ха», написанная композитором Димитром Вълчевым.

Предлагаю вашему вниманию два варианта этой музыки: в исполнении эстрадного оркестра болгарского телевидения и радио и в исполнении оркестра Гвардейской части болгарской армии.

Стали организовываться комсомольские танцевальные конкурсы, на которых исполняли иностранные и болгарские современные танцы.

С 1965 года начал выходить ежемесячный журнал Центрального дома народного творчества «Эстрада», призванный служить примерным руководством и источником идей для художественной самодеятельности. В нем кроме рассказов, стихов, сценариев эстрадно-сатирических программ публиковались и подробные описания современных танцев: как болгарских, так и иностранных. Такими, например были новые болгарские танцы «Пирина», «Славяна», «Джинка», «Липник», «Дили-дили», «Албена» и другие. Для некоторых из них был характерен не только неравнодельный ритм, но способ танца – в один ряд друг около друга парень и девушка. Не были забыты и современные советские танцы, такие как «Ёлочка», «Терикон», «Эльбрус», «Улыбка».

Журнал «Эстрада», описание танца.

Публиковались описания и западных танцев, таких как «Медисон», «Хали-гали», «Леткис», «Шейк», но прошедших через обработку болгарских хореографов. Завод граммофонных пластинок «Балкантон» даже выпустил небольшую пластинку с записью финского танца «Леткис» с описанием движений на обороте обложки. Тиражировались записи мелодий советских и болгарских танцев.

Несмотря на все эти усилия, трудно поверить, что фольклорные мотивы новых болгарских танцев смогли мгновенно пробудить у молодежи патриотические чувства. По крайней мере такое впечатление складывалось от страниц целого ряда номеров газеты «Народна култура» зимы и весны 1966 года, под общей рубрикой «О, неразумни!.. Поради что се срамиш?..» («О, неразумные!.. Почему вам стыдно?..»).  Уже увидев этот крик души, читатель понимал, что встретился с проблемами «низкопоклонства перед иностранным» и борьбы с ним. Ожидаемо, одной из ведущих тем были популярная музыка и танцы, распространяемые телевидением, радио и Бюро «Эстрада» — «самыми отъявленными проводниками чуждого влияния».

Публикации продолжали говорить о распространявшемся пренебрежении к родному и подчинении его буржуазному. О молодежи, которая танцует шейк, а не болгарское хоро. О недостаточно «национальных» по стилю эстрадных песнях и современных танцах. О слепом подражательстве Западу и т.д. Здесь мы снова встречаемся с композитором Лесичковой, которая напоминает о своей «добруджана» и обвиняет певицу Лили Иванову, что в ее репертуаре «нет никаких следов национального звучания» и большинство ее песен – «чужеземные».

По мнению хореографа Маргары Диковой, молодежь нуждалась в современных болгарских танцах, которые стали бы «продолжением старой фольклорной традиции». В статьях сообщалось о трансляции 29 января телепередачи, в которой демонстрировались современные болгарские танцы, что, конечно, было похвально, но в то же время, все еще не было достаточно мест, где человек мог бы этим танцам научиться, не было написано достаточно мелодий для них. В пример приводились песни Микиса Теодоракиса, написанные по фольклорным мотивам, которые «очень быстро прогнали западную музыку из греческих заведений».

Попытки государства создать развлекательные танцы пережили свою кульминацию во время одного из громадных пропагандистских событий 60-х годов – Девятого всемирного фестиваля молодежи и студентов летом 1968 года. Однако, на неформальном уровне «лабораторно созданные образцы» не получили широкого распространения, что предвещало бесславный провал этих попыток и полный отказ от них в конце десятилетия.

Автор: Антон Ангелов.

К сожалению, мне пока не удалось найти записи «Добруджаны», если когда-нибудь получится, я дополню этот материал. Ну и, возникла идея еще покопаться в истории болгарской музыки — например, написать о первых болгарских рок-группах. Как думаете, интересно, будет?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *