«Такова судьба каждого предателя» – деятельность секретной Третьей секции

21 апреля — Праздник военной контрразведки Болгарии. Он отмечается с 1996 года, но сегодня я хочу рассказать об одном секретном подразделении, созданном в начале ХХ века.

После Первой мировой войны болгарский народ тяжело переживал крах национальной идеи. Нёйиский договор не просто разделил этнические болгарские земли, он неимоверно унизил болгарскую гордость. Общая численность армии и полиции была ограничена 33 тысячами человек. Болгария должна была передать представителям Антанты 1 200 000 винтовок, 5000 пулеметов, 300 млн. патронов и 6 млн. снарядов. Буквальное исполнение этой статьи договора означало практическое разоружение и ликвидацию возможности защиты границ и поддержания внутреннего порядка в государстве на десятилетия вперед. Решение было простым – началась огромная по масштабам акция по укрытию оружия. В ней участвовали не только офицеры, унтер-офицеры и солдаты, но и обыкновенные граждане. Оружие быстро исчезало в тайниках, в том числе в монастырях и церквях. Прятали даже разобранные самолёты. Днём и ночью одетые в цивильное офицеры руководили этой операцией. 

В ходе операции возникла необходимость создания новой секретной разведывательной службы, на что Болгария не имела права по тому же Нёйискому договору. По существу, новая структура имела функции контрразведки и напрямую подчинялась инспектору артиллерии Военного министерства. Во время правления Александра Стамболийского была создана так называемая Третья секция. Впоследствии она приобретет мрачную славу, но давайте сначала проследим хронологию событий.

Официальной задачей Третьей секции была охрана спрятанного оружия от посягательств. Деятельность секции финансировалась из безотчетных фондов. Формально шефом службы был инспектор артиллерии, но фактически ей руководил напрямую военный министр. По объяснимым причинам в секции не было делопроизводства и архива. Сотрудники формально числились на службе в своих полках, но одевались в гражданское. Для работы в секции были подобраны проверенные, бескомпромиссные офицеры. Они верили, что исполняют свой патриотический долг, сохраняя оружие для армии. 

Международная комиссия, состоящая из офицеров Антанты, постоянно находилась в Болгарии и контролировала передачу оружия болгарской стороной. Все расходы комиссии оплачивало болгарское правительство. Состав комиссии был достаточно пёстрым и ее члены были людьми со своими качествами, увлечениями и пороками. Именно эти комиссары стали объектами деятельности Третьей секции.

Майор Димитр Порков

Майор Димитр Порков из 6-го конного полка стал начальником секции через несколько дней после переворота 9 июня 1923 года, унаследовав пост от майора Георгия Горбанова. Прямым руководителем секции стал артиллерист, полковник (позже генерал) Иван Вылков. К моменту переворота в секции было два офицера – капитан Константин (Кочо) Стоянов и поручик Радев. После прихода Поркова в секции начали работать капитан Иван Кефсизов и поручики Прендов, Тошев, Куцаров и Савов. Именно эти люди помешали офицерам Антанты найти и уничтожить болгарское оружие. В болгарской историографии эти контрразведчики известны и как «Поркова команда».

генерал Иван Вылков

Кто были их противники? Председатель комиссии — французский полковник Армази. Японский майор Язуи был очарован болгарской природой и не создавал особенных проблем. Самым упорным был англичанин – майор Найт. Он был наиболее активен в поисках оружия и не останавливался ни перед чем. Однако, имел две обычных слабости – увлекался азартными играми и женщинами. 

Секция смогла быстро найти слабые места офицеров комиссии. Каждый член комиссии имел персональную «тень» в лице одетого в гражданское офицера Третьей секции. Один болгарский офицер сблизился с Язуи и через него болгарские контрразведчики много узнавали о намерениях майора Найта. Быстро установили, что Найт работал с информаторами, которые сообщали ему о местонахождении тайных оружейных складов. Установлением личностей предателей и слежкой за ними занимались сотрудники Общественной безопасности под руководством вездесущего Пане Бичева (о котором я постараюсь подробнее рассказать позднее). 

Хотя формально существовала возможность предать информаторов майора Найта суду, они не были осуждены. Выдача оружия расценивалась как государственная измена и виновные должны были быть осуждены на смерть. Однако открытый суд показал бы, что Болгария не соблюдает статьи Нёйиского договора. Это вызвало бы международный скандал. Оставалась единственная возможность наказать изменников – офицеры Третьей секции превратились в «эскадрон смерти», убивавший без суда и приговора. В 1954 году офицеры были привлечены к судебной ответственности. Во время процесса Порков сказал судье:

«В то время шпионов, которые работали по оружию не отдавали под суд, гражданин судья, потому что не могли при существовании реквизиционного органа (комиссия Антанты) вести подобные дела, и была принята такая тактика».

Один из первых случаев выдачи складов был в Пазарджике. Выдавшими были солдаты, вскоре арестованные офицерами Третьей секции. После допроса их вывезли из Пловдива на шоссе и безжалостно ликвидировали. Случаи повторялись многократно, а процедура была проста – после того как шпионов задерживали, офицеры допрашивали их и после этого убивали выстрелом в спину или душили веревкой. На их трупах на следующий день полицейские находили записки с кратким текстом «Такова судьба всякого предателя».

Поведение майора Найта было предсказуемым – когда он проигрывался в карты, он активизировался «по линии оружия» и «расцветал» перед какой-нибудь казармой. Его энтузиазм в поисках тайных оружейных складов охлаждался солидными суммами наличных, передаваемых ему высшими болгарскими политиками. Известно, что он получал деньги из рук нескольких болгарских министров. Суммы варьировались между 200 000 и 500 000 левов в каждом отдельном случае. После получения этих денег майор с удовольствием возвращался к своим любимым картам. Нередко офицеры болгарской контрразведки сами покрывали его долги и уговаривали его не проигрывать так много, чтобы сделать более редкими его посещения болгарских воинских частей. Майор Найт попался и на другой своей слабости – женщинах. Очарованный молодой русской, работавшей официанткой в его любимом ресторане, англичанин делился с привлекательной дамой своими намерениями и планами. Он не подозревал, что красивая девушка – агент генерала Вылкова и регулярно докладывает в Третью секцию. 

Другой большой заботой контрразведки было сербское посольство. Посланник Джорджевич интересовался буквально всем – вооружением и численностью частей, политической жизнью, бытом офицеров и солдат. Тут снова помог Пане Бичев, имевший связь с женой посланника. От нее он узнал, что посольство располагает годовым бюджетом более 30 млн. динаров на разведку. Сербы не скупились. Предатели тоже не переводились. 

Пане Бичев

В 1924 году секция ликвидировала жителя Варны по фамилии Касабов, передававшего подробные сведения о вооружении болгарской армии сербскому посольству. Поскольку денег ему не хватало, он продавал ту же информацию и грекам. В 1927 году был ликвидирован еще один информатор, работавший на сербов. 

Известен случай, когда один офицер-предатель совершил самоубийство во время ареста. Чтобы сохранить честь мундира контрразведчики дали ему возможность сохранить в тайне факт измены, самому вынести себе приговор и привести его в исполнение. На столе перед ним оставили заряженный пистолет и вышли из комнаты. Изменник застрелился.

С годами Третья секция получила как минимум по одному доверенному лицу в каждом полку, и работа по выслеживанию шпионов значительно облегчилась. Кроме полиции, контрразведчики поддерживали тесные связи и с ВМРО. Иван Михайлов (лидер организации) неоднократно посещал генерала Вылкова в здании Военного министерства. 

Миссия Третьей секции была выполнена успешно. 20 декабря 1927 года военный министр генерал Вылков издал секретный приказ №226. Этим приказом вооруженные силы Царства Болгария были развернуты в 24 пехотных, 12 артиллерийских, 10 конных и 4 инженерных полка. Они были вооружены именно тем оружием, которое было спрятано и сохранено в том числе и при активном участии Третьей секции.

Обнаруженное комиссией Антанты оружие было уничтожено и в период 1928-1931 г. затоплено в море около Бургаса. Члены комиссии покинули Болгарию в 1931 году.

В болгарскую историю Поркова команда вошла и своими жестокими действиями при подавлении коммунистического восстания в сентябре 1923 года (Септемврийское восстание), а также репрессиями после теракта в софийском соборе «Святой Недели» в 1925 году.

Офицеры Третьей секции, за исключением убитых и покончивших жизнь самоубийством, в 1954 году были осуждены на смерть или тюремное заключение. Впоследствии смертная казнь им была заменена на различные сроки заключения. Хотя их действия являются спорными и вызывают противоречивые чувства, заслуга этих людей в сохранении оружия для болгарской армии несомненна.

Перевод с болгарского. Источник. 



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *