«Собачья война» или Петричский инцидент

19 октября 1925 года на болгарско-греческой границе в районе прохода Демир-капия в горах Беласица произошел инцидент, давший толчок тому, что часто называют «собачьей войной» или «войной бродячей собаки».

По одной из версий собака, принадлежавшая одному из греческих пограничников, убежала от своего хозяина и оказалась на болгарской территории. Грек отправился за ней на сопредельную сторону и был замечен болгарским пограничником. Последовал окрик, затем выстрел, ставший для грека смертельным.

Другая версия гласит, что болгары взялись копать недалеко от границы колодец, а начальник греческих погранцов решив, что они строят какие-то укрепления в нарушение условий мирного договора, послал одного солдата на разведку. Ну, а болгары того заметили и застрелили.

Еще одну версию излагает в своем репортаже военный корреспондент газеты «Народна Отбрана» («Народная оборона») Христо Братанов.

«19 октября 1925 г., начальник 2 пограничного сектора полковник Стойнов докладывал по телефону из села Св. Врач, что с 15 часов сего дня на посту № 1, – Демир Капия, идет ружейная перестрелка с греками.  По сообщению начальника 6 пограничного участка причиной открытия огня с болгарской стороны было то, что греческий часовой стрелял из засады по болгарскому. В результате один греческий солдат, вероятно нападавший, был убит на болгарской территории.
Перестрелка возникла при следующих обстоятельствах.
К 14 часам сего дня, когда одна часть наших солдат занималась стиркой, другие находились в помещении, где один из солдат играл на гайде (болгарский аналог волынки), один греческий пограничник (который еще раньше угрожал, что «напьется крови болгарских солдат») подкрался незаметно и воспользовавшись тем, что наш часовой заслушался игрой своего товарища-гайдаря, выстрелил в него из засады. К счастью, однако, он промахнулся. В ответ на эту опасную неожиданность наш часовой инстинктивно залег и открыл огонь в направлении нападавшего. Ему на помощь прибежали другие солдаты поста. Поскольку и греки сделали то же самое ( вместо того, чтобы прекратить огонь, усилили его), — перестрелка с двух сторон усилилась: греки стремились забрать своего убитого нападавшего, а наши хотели помешать им и защищались.»

Как бы то ни было, греческий пограничник был убит, пусть и на болгарской территории.  В возникшей перестрелке был убит и капитан греческой пограничной стражи.    

Болгары считали, что речь идет о рядовом пограничном инциденте, который следует урегулировать обычным порядком. В этом смысле пограничным начальникам были даны инструкции – первыми прекратить стрельбу и затем вступить в переговоры. Однако, греки прекращать огонь не желали. Ночь прошла довольно тревожно, а день 20 октября застал обе стороны в напряженном ожидании.     

Около 15 часов над городом Петрич и приграничной территорией летал греческий аэроплан, что сильно встревожило население и военных тем более, что греки все это время продолжали стрелять. Аэроплан летал совсем низко, особенно над местом инцидента, вероятно, чтобы сделать снимки. Болгары, однако не мешали ему и не стали его обстреливать.

Начальник 6 пограничного участка направил телеграмму греческому батальонному командиру с предложением организовать прекращение огня и явиться на встречу для урегулирования вопроса.

С греческой стороны ответа не было. Ночь на 21 октября прошла почти спокойно, а утром стрельба вообще прекратилась, однако на греческой стороне было замечено подозрительное движение.

Наконец поступил ответ от греческого батальонного командира, гласивший «Дал приказ прекратить стрельбу, ожидаю распоряжений свыше, после получения таковых прибуду на встречу». Два болгарских офицера были направлены на границу, ожидать прибытия греческих коллег. К 14 часам спустился густой туман. Греки не только не явились на встречу, но и возобновили стрельбу. Вскоре стало известно, что на станции Бутково разгружаются прибывшие из внутренних районов Греции войска.

С поста №13 3/5 пограничного подучастка доносили, что греческие армейские подразделения окапываются на самой границе. Греческие солдаты числом около роты, двигаясь скрытно, направились к посту №3 шестого пограничного подучастка. Греческий часовой, находившийся на посту №5 того же подучастка, был сменен, а позади него в овраге слышался шум.  К 16 часам войсковая часть с пулеметами развернулась против болгарского пропускного пункта (пост №11) Марино поле, пересекая открытое пространство перебежками и концентрируясь в селе Райковци, находящемся между постами № 11 и 12.  В то же время напротив поста №6 седьмого подучастка появился греческий артиллерийский офицер с адъютантом, произвел осмотр местности и удалился. Над этим же постом с утра летал греческий аэроплан. К 19 часам солдаты с поста №15 заметили, что в село Ляхово (половина которого находилась на греческой территории, а половина – на болгарской) прибыла большая армейская колонна, а на греческий пограничный пост явились около 10 офицеров в сопровождении 40-50 кавалеристов.   

Вообще в тот день было замечено большое передвижение и усиление греческих частей против нашего 6 пограничного участка. Несмотря на все это, однако, инструкции болгарской стороны гласили – не делать ничего провоцирующего с нашей стороны, а действовать только в случае нападения. Начальник 5/5 пограничного подучастка снова попросил о встрече с греческим пограничным офицером. Последний не явился…  

Теодорос Пангалос

В это время в Греции готовились к выборам. Находившийся у власти диктатор – генерал Теодорос Пангалос, решил использовать инцидент, чтобы разжечь в избирателях националистические и патриотические чувства и на этой волне выиграть выборы

22 октября по его приказу без объявления войны VІ греческая дивизия, дислоцированная около города Серес, вторглась на территорию Болгарии. Девять батальонов с горной артиллерией, минометами и пулеметами перешли границу на участке шириной около 30 км и продвинулись на 10-12 км вглубь болгарской территории, захватив десять приграничных сел.

Греки атаковали и околийский центр – город Петрич, но были остановлены в нескольких километрах от него частями пограничной стражи и добровольцами Внутренней македонской революционной организации (ВМРО), которых насчитывалось около 4000 человек. В большинстве своем это были опытные бойцы, участники повстанческого движения, двух Балканских и Первой мировой войн.

23 октября в Петриче был сформирован антикризисный (как бы сейчас сказали) штаб во главе с воеводой ВМРО Георгием Вындевым, координировавший действия оборонявшихся. Около 15 тысяч жителей региона были эвакуированы во внутренние районы Болгарии.  Военный министр Болгарии Иван Вылков направил в зону конфликта подкрепления, но специально распорядился не оказывать грекам серьезного сопротивления.  

Правительство в Софии больше рассчитывало не на военное, а на политическое урегулирование конфликта. В Лигу наций и Великим державам, только что достигшим соглашения на конференции в Локарно, был направлен меморандум с просьбой остановить греческое вторжение.

Чета Георгия Вындева

29 октября греческие войска были вынуждены отступить за пограничную линию, оставив после себя сожженные и разграбленные села. Скот, принадлежавший болгарским крестьянам, был угнан, урожай вывезен.  По утверждению лидера ВМРО Ивана (Ванче) Михайлова греческие потери в ходе инцидента составили 120 военнослужащих. Болгары потерли убитыми 1 офицера, 4 солдат, 4 милиционеров-добровольцев и 10 мирных жителей.

Болгарские добровольцы. Петрич, октябрь 1925. Фото с сайта http://www.lostbulgaria.com

Иностранные корреспонденты описывали грабежи, поджоги и притеснение мирного населения со стороны греческих войск.

Лига наций назначила международную комиссию для расследования на месте причин конфликта. Председателем комиссии был назначен британский посол в Мадриде Хорас Рамболд. В нее также вошли генерал Серини от Франции, генерал Ферарио от Италии, Адлер Кройц от Швейцарии и Дроглевер Фортуин от Голландии. Комиссия должна была изучить положение в районе конфликта, определить сумму компенсации ущерба и представить рекомендации Лиге наций и правительствам Болгарии и Греции. Через три недели комиссия Рамболда представила доклад, в котором греческое вторжение было определено как необоснованное. Греческое правительство было названо виновным в потерях и страданиях болгарского населения и должно было выплатить компенсацию.  

«…Мы верим, что все члены Совета, разделят наше мнение и выскажутся в пользу великого принципа, согласно которому, в случае, если территория подверглась разрушению без достаточных оснований, должна быть  компенсация, даже если в момент события сторона-нарушитель верила, что обстоятельства оправдывают ее действия.»

Болгарские беженцы

Лига наций назвала Грецию агрессором и обязала выплатить Болгарии 30 миллионов левов в качестве компенсации материального и морального ущерба. Из этой суммы 1,2 миллиона левов было выплачено жителям Петрича, принимавшим участие в защите города. Однако, те отказались от личной компенсации и передали деньги на строительство здания Петрической смешанной (мужской и женской) гимназии, которая до этого размещалась в частном доме.  Строительство началось в 1926 году, но денег не хватило. Тогда производители табака выделили на это дело по одному леву с каждого килограмма табака, а работники – по одной месячной зарплате (иногда   больше). Осенью 1929 года новое здание гимназии было открыто. В следующем году городское руководство постановило назвать улицу, проходящую мимо гимназии, улицей «22 октября» — в честь дня, когда жители Петрича не пустили врага в свой город.    

Училище Христо Смирненски в Петриче

Дипломатический провал Греции крайне негативно сказался на репутации генерала Пангалоса, и он проиграл выборы.

31 октября 1937 года во время празднования 25 лет освобождения Петрича от османской власти в городе был открыт памятник «Погибшим за Родину». На одной из его мемориальных плит написаны имена солдат и мирных жителей, погибших осенью 1925 года.

По материалам

Памятник «Погибшим за Родину», Петрич

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *