Симеон Симеонов – оживший в морге шеф болгарских ВВС

Все офицеры, служившие в ВВС Болгарской народной армии, хорошо помнят генерал-полковника Симеонова (Монка – уменьшительное от «Симеон»), много лет занимавшего пост командующего ВВС.

Симеон Стефанов Симеонов родился 9 апреля 1925 (по другим данным — 1929) года в селе Шейново, Казанлыкской околии (известного тем, что в 1878 году здесь произошло одно из решающих сражений русско-турецкой войны) в крестьянской семье.

В авиацию влюбился еще в детстве, когда наблюдал пролетавшие над селом самолеты с аэродромов Казанлык и Карлово. Закончил электротехникум в Габрово, где вступил в молодежную антифашистскую группу. Во время Второй мировой войны партизанил в Габровском отряде, а позже, несмотря на свою молодость, стал командиром отдельной партизанской четы.

Осенью 1944 года поступил в военное летное училище «Г. Бенковски», которое окончил с первым («партизанским») выпуском в 1947 году

Мало кто знает, что карьера Симеона в авиации началась с трагического происшествия. В день первого полета все курсанты построились на плацу аэродрома Казанлык, где ожидали своих инструкторов. Инструктор отделения Симеонова опоздал примерно на час.  Когда он наконец прибыл, было ясно видно, что он мучается похмельем после вчерашней гулянки. Увидев, что инструктор еле передвигает ноги, несколько курсантов отказались лететь с ним. Но Симеон Симеонов настолько ждал этого полета, что без долгих раздумий отправился к самолету.

Этого момента я, казалось, ждал целую вечность. В своих мечтах, которые иногда походили на бред, я и представить себе не мог, как это все начнется. Тогда мне казалось, что это будет подобно вихрю – внезапный и головоломный отрыв от земли… Я почувствовал себя прикованным к машине, ее частичкой, единым сплавом с ней. Взлетели… Вот и Балканские горы. Перед моим взглядом простирается нечто невиданное – бескрайняя цепь вершин…Мне захотелось петь, захотелось закричать: «Где вы, милые товарищи, смотрите, я уже лечу, лечу и буду летать пока бьется мое сердце…»

  Симеон Симеонов (Из книги «Закалени криле» — «Закаленные крылья», София, 1974 г.)

Когда они взлетели, инструктор спросил:

Парень, ты вроде бы из этих краев? Хочешь пролететь над вашим селом?

Инструктор настаивал и Монка направил самолет к родному Шейново. Решили пролететь над домом сельского священника. За его дочерью Симеон ухаживал, и ей он тоже очень нравился – красивее его не было парня в селе. Но поп Христо не хотел и слышать о свадьбе – ему не нравилось, что его зятем будет рэмсист (РМС – рабочий молодежный союз, коммунистическая молодежная организация, болгарский аналог комсомола) и партизан. Они несколько раз пролетели над селом на бреющем полете, как вдруг одно крыло задело ореховое дерево. Учебная машина потеряла управление, закрутилась, ударилась вторым крылом о дом священника и с грохотом рухнула во двор.

Прибывшие военные извлекли из обломков самолета тела инструктора и Симеона. Им показалось, что Монка уже не дышит, а на спасение жизни инструктора оставалась маленькая надежда.  Тело Симеонова поместили в морг городской больницы в Казанлыке. Врачам не удалось спасти инструктора, но один из санитаров в морге случайно заметил, что «труп» молодого курсанта еле заметно дышит. Он немедленно позвал врача и Симеона из морга перенесли в больницу. Начался его долгий и тяжелый путь к выздоровлению. Все эти месяцы у его постели неизменно находилась Пенка. Через пару лет они поженились.

Разумеется, у будущего командующего ВВС были начальники, которые после этой катастрофы советовали ему оставить мысли об авиации. Они говорили:

Монка, ты уже в первом своем полете едва не погиб – зачем дальше дергаешь дьявола за хвост!

Хорошо, что Симеонов не послушал этих «дружеских» советов – иначе у Болгарии не было бы такого смелого и подготовленного командующего ВВС, и ПВО.

Он летал на 10 типах винтовых и 12 типах реактивных самолетов (последним его самолетом стал МиГ-21) и нескольких типах вертолетов.

Прошел через все летные и командные должности в ВВС: младший пилот, старший пилот, командир звена, командир эскадрильи, командир элитного 19-го истребительного авиаполка, командир 10-й истребительной авиадивизии, командир корпуса ПВО, командир 10-го сводного авиационного корпуса, заместитель командующего ПВО и ВВС по авиации и, наконец, командующий ПВО и ВВС.

Прошел путь от курсанта до генерал-полковника. Окончил военную академию «Г.С.Раковски» и академию генерального штаба имени Фрунзе в Москве.  В 1974 году вышла в свет его книга «Закалени криле» («Закаленные крылья»).

Если генерал-полковника Захария Захариева называли патриархом болгарской авиации (именно Симеонов назвал его так на одной из встреч с бывшими командующими ВВС), то о Симеонове можно сказать, что  он был титаном авиации, которая при нем достигла своего максимального расцвета. Когда его хоронили, бывший командующий ПВО и ВВС генерал-полковник Христо Добрев сквозь слезы сказал:

Жизнь генерал-полковника Симеона Стефанова Симеонова оставила после себя светлый след!

Вскоре этот след стал стираться из сознания нации. Но, кто забудет, что он был кумиром пилотов, штурманов, парашютистов, авиационных инженеров, техников и всех людей по всем аэродромам Болгарии?

Генерал-полковник Симеонов вручает первые офицерские погоны выпускникам высшего военно-воздушного училища «Г.Бенковский. Источник фото.

Он знал, как сделать так, чтобы авиацию любил болгарский народ и особенно молодёжь.

Что бы он не попросил у любого ведомства или организации для нужд авиации – никто не мог ему отказать. Авторитет и слава его давно вышли за пределы страны.

Под руководством и опекой генерала Симеонова выросло много молодых летчиков и командиров.

С помощью советских инструкторов он организовал обучение пилотированию и боевому применению самолетов днем и ночью, в простых и сложных метеоусловиях.

Был первым в освоении всех новых для болгарской авиации задач. Первым в стране стал пилотом второго класса, одним из первых (вместе с семьей своими боевыми товарищами) стал пилотом первого класса. Эта восьмерка стала инструкторами по полетам в сложных условиях и обучила большую часть пилотов болгарской истребительной авиации.

Однажды ночью мы с Елдишевым (советский  летчик – инструктор 10 истребительной авиадивизии по полетам в сложных метеорологических условиях) три раза садились на аэродром, находя полосу по тусклому свету фонарей (обыкновенных газовых огнеупорных фонарей, которыми тогда обозначались взлетно-посадочные полосы). Риск броситься в темное небо несет в себе и свое отравляющее наслаждение. Когда ты уже приземлился, тебя не оставляет страстное желание еще раз повторить маршрут… 

Симеон Симеонов (Из “Закалени криле”, ДВИ, С., 1974 г.)

Симеонов добился серьёзного повышения качества боевого применения авиации. Задачи воздушной разведки, стрельбы и бомбометания по наземным целям, перехвата и стрельбы по воздушным целям становились все сложнее, на вооружение принимались более современные самолеты.  Штабы и авиационные соединения отрабатывали взаимодействие с сухопутными войсками и флотом. Была решена крайне сложная задача – полеты на предельно малых высотах и нанесение ударов по наземным и морским целям «с хода», т.е. при первом же выходе на цель. Осваивались полеты над морем и парашютные прыжки над акваторией. Первым с парашютом в море прыгнул не умевший плавать генерал Симеонов.

Несмотря на большие трудности и прямое противодействие тогдашнего командующего ПВО и ВВС генерал-полковника Славчо Трынского (Симеонов в то время был его заместителем) была поставлена и решена задача создания воздушного полигона от аэродрома Толбухин (сегодня – Добрич), Балчика и далеко в Черное море для стрельбы по воздушным мишеням.

Трынский ненавидел Симеонова, завидовал его популярности и авторитету в авиации и обществе, противодействовал его начинаниям, так что назначение командующим ПВО и ВВС генерала Христо Добрева было принято в авиации с облегчением и радостью. Тогда родилась странная на первый взгляд идея о перевооружении 21-го истребительного полка (Узунджово) с МиГ-19 на модернизированные МиГ-17. На самом деле решение было вполне объяснимо. У большинства болгарских МиГ-19 был выработан ресурс, что приводило к частым поломкам и даже авариям. Число «девятнадцатых» нужно было уменьшить, чтобы обеспечить те, что останутся, большим количеством запчастей и более качественным обслуживанием.

Генерал-полковник Симеонов перед вылетом на истребителе МИГ-21. 02.09.1974 Источник фото.

Главному инженеру авиации была поставлена задача провести соответствующие доработки: снабдить МиГ-17 дополнительными топливными баками и креплениями для авиабомб, чтобы увеличить его тактический радиус действия и бомбовую нагрузку. «Новый» старый МиГ-17 должен был сравняться по своим боевым качествам с МиГ-19. Были проведены инженерно-штурманские расчеты. Провели предварительные летные испытания с боевым применением по эквивалентным целям, которые показали, что модернизированный МиГ-17 может заменить МиГ-19. Но самый ответственный момент наступил, когда предстояло перевооружить 21-й полк. 

Симеон Смеонов терпеливо дождался, когда генерал Добрев отправится в отпуск. Кстати, перевооружение 21-го полка держали в тайне не только от командующего ПВО и ВВС, который все еще был в авиации новым человеком, но даже от Генерального штаба Болгарской народной армии. Даже инженеры и техники не были полностью посвящены в суть происходящего.

Перевооружение прошло очень быстро и четко. Когда начальник генштаба генерал-полковник Атанас Семерджиев узнал о происходящем, он явился в штаб ПВО и ВВС. Говорят, что начальник генштаба не мог совладать с собой и, схватив Симеонова за галстук, кричал ему «Мальчишка, я уволю тебя, за то, что ты поставил под угрозу боеготовность Варшавского договора». На что Симеонов ответил: «Вы не можете меня уволить. Я – контингент ЦК партии и все согласовал с министром народной обороны!». И показал ему расчеты и результаты испытаний.

Слухи о дерзости Симеонова дошли даже до штаба Объединённых вооруженных сил в Москве, но не имели для генерала никаких последствий. А катастрофы МиГ-19 прекратились. Многие семьи летчиков вздохнули с облегчением, много средств и сил было сэкономлено.

Симеон Симеонов — третий слева

Генерал Симеонов твердо боролся за престиж и социальное положение болгарских военных летчиков. Он смог добиться введения дополнительного вознаграждения за полеты на предельно малых высотах,  звания «Заслуженный летчик НРБ», дополнительного отдыха летного состава в горах и на море в форме учебных лагерей, создания женсоветов в авиагородках, обеспечения летчиков квартирами  и т.д. При его активном содействии поставили свои мировые рекорды болгарские парашютисты.

Благодаря Симеонову авиация вернула себе авторитет самостоятельного вида вооруженных сил, в состав которого вошли зенитно-ракетные и радиотехнические войска. До его назначения командующим ПВО и ВВС авиация находилась в унизительном положении, ей командовали люди, часто ничего в ней не понимавшие и мешавшие ее развитию.

В браке с первой супругой Пенкой у генерала родилось трое детей. Стефан, ставший инженером-дизайнером, женился на чешке, одного сыновей они назвали Симеоном. Дочь Евелина жила с матерью. Христо (Рини) стал художником, живет и работает в Канаде.

Генерал Симеонов переболел туберкулезом, но быстро восстановил свою физическую форму и летал до 1975 года, когда у него обнаружили злокачественную опухоль мозга. Первую операцию ему делали в Москве, а 23 мая 1975 года в возрасте 50 лет, во время второй операции в Софии, генерал умер. Вскоре после похорон вандалы украли бронзовый памятник с его могилы на Центральном кладбище.

 «Одно из величайших сердец авиации»

Энтузиаст, готовый отдать все и всем пожертвовать, истинный талант в полетах. Новатор во всех направлениях и прежде всего в летном деле. Способный генерировать нестандартные идеи и защищать нешаблонные взгляды. Он мог предвидеть конечные результаты любого дела и тогда оно целиком захватывало его. Одно из величайших сердец авиации. Сильно любил летчиков и делал для них все. Не было летной задачи, которую он не любил бы и не выполнял бы искусно и с любовью. Имел огромное влияние и пользовался любовью людей. Исключительная личность. Высоко одаренный летчик – влюбленный в небо до безумия, всегда готовый рисковать. С большой теоретической подготовкой, отличный организатор и руководитель, отличный подчиненный и исполнитель. Любимый авиационный командир. В этом человеке не было страха. Он всегда взлетал первым. Умный, добрый командир.  Душа всякого нового хорошего начинания, душа всякой идеи. Выдающаяся личность, хладнокровный в жизни и в небе. Радовался нашим успехам. Направлял и объединял нас…

Из коллективного портрета С. Симеонова, сделанного его друзьями – первоклассными болгарскими летчиками. Журнал «Криле» («Крыло»), № 10, 1983

Любимые фразы Симеона Симеонова:

Аз вече съм стар, моят съвет не тежи!

Не искам – това не е причина!

Единственото ми правило е, че нямам правило!

Не вярвайте на светците, обичайте грешниците!

Всеки е самотен, но самотата трябва да се носи достойно!

Дайте да помагаме на талантливите. Бездарните сами си пробиват

Какво мисли началството за мене няма никакво значение!

Когато съдбата ти поднася лимон, опитай се от него да направиш лимонада!

Забравете омразата – живейте достойно!

Я уже стар, мой совет не важен!

Не хочу – это не причина!

Единственное мое правило – у меня нет правил!

Не верьте святошам, любите грешников!

Каждый одинок, но одиночество нужно переносить достойно!

Давайте помогать талантливым. Бездарные сами пробьются

Что думает начальство, для меня не имеет никакого значения!

Когда судьба подает тебе лимон, попытайся сделать лимонад!

Забудьте ненависть — живите достойно!

Источники: Pan.bg, Nabore.bg, Bgspomen.com, 24 Часа.бг, Desant.net

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *