Серское княжество – болгарское владение в Душановой Сербии

Веселин Асенов

Читайте вторую часть статьи о царице Елене и ее правлении Серским княжеством. Первая часть ЗДЕСЬ

Кроме колоритной личности своей правительницы Серское княжество могло похвастаться и крайне нетипичным для своего времени административным устройством. Под прямым председательством царицы заседала так называемая Коллегия Вселенских судей. Она была наделена консультативными функциями, обсуждала общественно значимые вопросы, хотя право вето и окончательного решения принадлежали только царице.

Царица Елена и Стефан Душан

Под упомянутой Коллегией действовал и своеобразный городской парламент – Синклит. Устройство и упомянутые административные органы делали Серское княжество более напоминающим средиземноморские республики (Венеция, Дубровник), чем классическую балканскую автократическую модель. Существенное отличие заключалось в авторитарной позиции правительницы, возвышавшейся над созданными ею административными органами. Уникальный характер Серского государства наиболее ярко проявлялся в официальном документальном названии княжества в хрониках того периода. Вместо характерного для остальных балканских государств термина βασιλεία (царство) в отношении него употреблялось – πολιτεία (гражданское управление).

В религиозном отношении Елена также проявляла самостоятельность, решив в конце 50-х годов XIV века аннулировать схизму, оторвавшую сербские владения от диоцеза Константинополя и вернуть свои земли назад, в лоно Византийской патриархии. Этот шаг, вероятно, был продиктован желанием получить международное признание Серского княжества и амбициозная Елена едва ли страдала от того, что ее политический курс был прямо противоположен тому, что проводил ее покойный супруг Стефан Душан.

Авторитетные болгарские историографы, такие как профессор Хр. Матанов, считают, что переговоры начались в Хрисополе с участием серского аристократа Ивана Углеши и византийского императора Иоанна V Палеолога. Углеша, фаворит царицы Елены, был феодалом, правившим землями южнее горы Кушница. В грамоте 1365 года аристократ назван племянником серской правительницы, но их родство ничем не подтверждено. После первоначальных переговоров в 1364 году византийская делегация во главе с патриархом Калистом, десятилетие назад отлучившим Душана и Сербию после неканонического провозглашения Печской патриархии, была встречена в Сяре.

Все более явно ощущая натиск османских турок на свои территории, византийцы были склонны договариваться, но у них сложилось ошибочное впечатление, что Елена говорит от имени всей Сербии. Как мы, однако, уже установили, серская правительница хотела только признания независимого статуса своего владения, но не имела полномочий от суверена Сербии заключать какие-либо соглашения.

В конечном счете, византийские делегаты решили, что лучше удовольствоваться одним союзником в лице Елены, чей военный потенциал они надеялись использовать против осман, чем рассчитывать вернуть под свой диоцез всю Сербию. После того, как Елена дала гарантии отказа от схизмы, она действительно подняла вопрос о том, что «необходимо осуществить военный поход против варваров (осман)». До окончательного заключения договора дело не дошло, так как патриарх Калист заболел чумой и вскоре умер. Его внезапная смерть спровоцировала множество слухов о том, что первосвященник был отравлен царицей. Этих слухов, подогреваемых пугающей репутацией Елены, оказалось достаточно для прекращения переговоров и отъезда делегации. Вероятно, устранение неугодных при помощи яда было возможным для такого амбициозного и неразборчивого в средствах правителя, как Елена, но, зная, что отравление патриарха нанесло серьезный ущерб ее политическим планам, мы бы не стали доверять этим слухам.

В продолжение задуманного курса на отказ от схизмы, Елена заменила серского митрополита – серба Савву на болгарина Теодосия. Это действие в очередной раз ослабило сербские позиции в княжестве и усилило болгарские. В конечном счете, четыре года спустя, в 1368г., политика Елены принесла свои плоды и Серское княжество получило необходимое признание, перейдя в Константинопольский диоцез.

В последнее десятилетие существования Серского княжества к управлению им подключились еще две личности – братья Углеша и Вылкашин. Их происхождение и связи с царицей Еленой – предмет многолетних споров, но с 1360 года все официальные упоминания их имен неизменно сопровождаются упоминанием серской правительницы.

Руины старой башни в землях царицы Елены

Их отцом считается боснийский правитель Мырнява, но ряд историографов не исключают возможности родства братьев с династией Неманичей или Срацимиров. Сама Елена по какой-то причине явно благоволила братьям и даже убеждала своего сына Уроша удостоить Вылкашина титула деспота, а позже и королевского титула, практически превращая его в своего легитимного наследника. Это заступничество Елены вероятно имело причины, так как брак ее сына не привел к рождению ребенка, который продолжил бы династию Неманичей.

Объявлением своего фаворита Вылкашина королем, Елена добилась возможности контролировать следующего наследника Сербии на случай, если ее больной сын останется бездетным или скоропостижно умрет. Одновременно длинные руки царицы-матери способствовали созданию здоровых родственных связей в форме династических браков между братьями Мырнявчевичами и представительницами балканских правящих династий. В первом своем акте в качестве короля Вылкашин провозгласил Углешу своим деспотом, чем недвусмысленно демонстрировал свою власть над «…болгарским царством (Серским деспотством), которое он (Стефан Урош) им дал управлять…»

Махинации царицы Елены для создания новой правящей династии на Балканах, которая должна была завладеть наследством Сербии, не остались тайной для сербских правителей. Действия Елены, ведущие к попранию исконно сербских традиций и уничтожению династии Неманичей, консолидировали против нее сербскую аристократию и привели к организации коалиции под предводительством царя Уроша и ряда сильных князей, например, Лазара Хребеляновича, чьей целью стало уничтожение серской правительницы и ее соправителей Вылкашина и Углеши.

Решительное столкновение произошло на Косовом поле, где братья Мырнявчевичи нанесли сокрушительное поражение сербским войскам и даже пленили сербского царя. Это поражение охладило пыл сербов, а Елена следующие два года провела, восстанавливая свои силы и расширяя княжество на восток, что было доверено двум ее активным соправителям Вылкашину и Углеше. Однако эта экспансия привела Серское деспотство к непосредственному соприкосновению с силой, демонстрировавшей ненасытные аппетиты к расширению на Балканах – османами.

Вылкашин Мырнявчевич

Начало 1371 года отняло у царицы Елены единственного близкого родственника – болгарского самодержца Ивана Александра, с которым она поддерживала теплые отношения до самой его смерти. Со смертью болгарского царя у Серского деспотства стало и на одного союзника меньше в одной из самых тяжелых и кровавых битв в истории Балканского полуострова – сражения при Черномене.

Осенью 1371 года Серское деспотство мобилизовало весь свой военный потенциал, желая в решительном сражении остановить османское вторжение на Балканский полуостров. В столкновении с османской армией около реки Марица, однако «…они (Вылкашин и Углеша) не только не изгнали турок, но сами люто пострадали, потому что были убиты и кости свои там оставили непогребенными… убив могучего деспота Углешу, турки рассеялись и полетели по всей земле подобно птицам по воздуху…»

Геральдическая эмблема, которая как считается, использовалась царицей Еленой и Мырнявчевичами Как и остальные фамильные гербы Срацимиров, широко использовалась и другими ветвями династии.

Мы не знаем, как царица Елена приняла новость о поражении в битве при Черномене, где погибли ее фавориты и наследники братья Мырнявчевичи и ее племянник — валонский князь Александр. В начале декабря умер и единственный сын царицы – последний из Неманичей, царь Стефан Урош.

Такие потери в течение одного года, в конце концов, сломили железную волю и дух могущественной серской правительницы. Она отступила в последние оставшиеся у нее владения – Зету, где приняла строгий монашеский обет. Оставшись совершенно одна в конце своей жизни, Елена отдалась молитвам и монашеской жизни, далекой от политики, амбиций и светской суеты, которые владели ее жизнью раньше. Бывшая царица умерла 11 ноября 1376 года, прожив достаточно долго, чтобы увидеть, как построенное ей государство было разрушено османами -солунским деспотом Мануилом Палеологом, а последний наследник Мырнявчевичей , король Марко, признал себя османским вассалом.

Источник

На заглавной картинке — старый митрополитский кафедральный собор Святого Теодора в городе Сяр.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *