Необыкновенная жизнь попа Груйо – священника и революционера

Среди вождей Апрельского восстания было много священников – достаточно вспомнить попа Харитона и попа Николу Троянова (Поп Сокол) и – видных лидеров повстанческого движения. Одной из самых ярких фигур восстания в Среднегорье является поп Груйо Тренчов, оставшийся в народной памяти как поп Груйо (Грую) Бански.

Род Тренчовых занимался разведением овец и мутафчийством (изготовлением дерюги для мешков) и с незапамятных времен жил в красивом панагюрском селе Баня. Село называется так из-за более чем двадцати горячих минеральных источников, находящихся в его окрестностях. В 1836 году в семье Тренчо и Станы родился третий ребенок – маленький Григор, которого все называли Груйо – имя, оставшееся с ним на всю жизнь. Маленький мальчик рос, окруженный заботой бабушки Нены, воспитывавшей внука в духе любви ко всему болгарскому. Это проявлялось в случаях, когда Груйо насмехался над проезжавшими через село турками, а после бабушка заступалась за него, спасая от порки.

В 1854 году после обучения в метохе (филиале) Рильского монастыря в Самокове, Груйо вернулся в родное село, где стал учителем и церковным певчим. Так прошло два года, и он отправился учительствовать во Ферезлий (Овчеполци) и Кавак дере (Тополи дол). В 1858 году он получил свидетельство о священническом сане от иеромонаха Игнатия Рильца. Был рукоположен в священники и служил во Ферезлие и Кавак дере до 1863 года

В 1858 году Григор женился на Нейке Мутевой и в последующие годы у них родилось пять дочерей, трое из которых умерли вскоре после рождения. В 1863 году умерла Нейка, и Груйо остался вдовцом с двумя несовершеннолетними детьми – Димитрой и Анной, на руках. В том же году он вернулся в село Баня как священник. Его приход также включал соседнее село Мечка.

Портрет Попа Грую. Находится в кметстве (мэрии) села Баня, область Пазарджик

Важным моментом в жизни священника стала его встреча с Василом Левским, посетившим Баню во время одной из своих поездок по Болгарии.

Поп Груйо стал членом местного революционного комитета и посвятил свою жизнь делу освобождения. После смерти Левского комитет не проявлял активности вплоть до 1876 года, когда 8 февраля село посетил Георгий Бенковский, чтобы создать новый комитет. Его председателем единогласно был избран поп Груйо, а его темпераментная восемнадцатилетняя дочь Димитра собралась захватить живьем местного полицейского чиновника Ахмеда- ага.

Поп стал одним из ближайших соратников Бенковского, его дом превратился в место собраний комитета, а дочери начали готовить патроны и бомбы для будущего восстания. 25 марта священник принял клятву верности делу освобождения болгарского народа у повстанцев Панагюрище, а 31 марта выступил перед мужчинами села Мечка, которые после его пламенной речи все до одного поклялись служить делу восстания.

Одним из памятных моментов в его жизни стало собрание делегатов от местных революционных комитетов в местности Оборище. Там Груйо принял клятву у всех присутствующих. Этот момент описал Захарий Стоянов в книги «Записки о болгарских восстаниях»:

«Отец Грую, окруженный священниками в церковных облачениях, с крестами и Евангелиями в руках, немедля выступил из толпы депутатов с гордым и величественным видом. Он хотел было вынуть и свою широкую саблю – чтобы уравновесить крест, — но понял, что это затруднительно, ведь руки его были заняты требником. Остальные священники были у него под командой; он держался, если не как болгарский экзарх, то уж во всяком случае, как архиерей.

Как только выступили на сцену крест и Евангелие – эти символы христианской веры, Бенковский и другие апостолы опустили сабли до земли и склонили головы в знак благоговения и уважения к церковной службе. Как мне известно, среди апостолов не было особенно набожных людей, но готов засвидетельствовать, что они благоговели от чистого сердца, без малейшего лицемерия и фарисейства.

Поп Груйо на собрании в местности Оборище. Современная реконструкция

Обнажив головы, депутаты неподвижно стояли с зажженными посреди белого дня свечами вокруг священников. Наступила мертвая тишина; только громовой голос отца Грую рокотал в буковой чаще. Отец Грую читал, что в голову приходило; так если в молитве были слова «врази наши», он от себя добавлял: «Да расточатся врази наши, неверные агаряне». Особенно своеобразно звучал в его устах «Символ веры», мастерски исправленный, — впрочем не самим отцом Грую, но каким-то другим, более талантливым человеком. Помню только, что он начинался так: «Верую во единого хэша балканского, яко он есть мой бог и спаситель». К сожалению, у меня не осталось этой «молитвы», и как я не старался ее достать, мне это не удалось. Спрашивал я и самого отца Грую, но он сказал, что позабыл ее…

Поп Груйо на собрании в местности Оборище. Современная реконструкция

Остальные священники, служившие вместе с отцом Грую и стоявшие сзади него, услышав, как их духовный начальник провозглашает «…врази наши, агаряне», принялись заглядывать ему через плечо, желая своими глазами удостовериться, что в требнике так и написано.- Такого требника вы еще не читали, — сказал отец Грую своим собратьям надменным и строгим тоном»

10 июня 1907г. Встреча оставшихся в живых делегатов Оборище

А вот как сам священник описывает слова клятвы в своей поэме «Записки о Среднегорском восстании»:

 Тако ми свято име Божие,
 Тако ми светло сие оружие,
 Тако ми майчино сладкое млеко,
 За свобода и отечество да умрем юнашко!
 До последна капка кръвта ще си пролея,
 Догде врагу и тирану одолея!
 Назад не ще да се повърна,
 Догде желанието си не изпълня!
 Такова обещание сега давам —
 За в бъдеще пред Бога ще отговарям!
 Таково мне святое имя Божие,
 Таково мне светлое это оружие,
 Таково мне материнское сладкое молоко,
 За свободу и отечество умрем молодецки!
 До последней капли кровь свою пролью,
 Пока врага и тирана не одолею!
 Назад не поверну,
 Пока желание свое не исполню!
 Такое обещание сейчас даю – 
 В будущем перед Богом отвечу!

Восстание вспыхнуло в Копривщице и Панагюрище 20 апреля, а днем позже поп Груйо уже был там, чтобы освятить знамя, вышитое Княгиней Райной. Он храбро сражался в боях около Панагюрище и даже возглавил чету из 30 человек, отправленных панагюрцами на помощь селу Петрич. Однако отряд опоздал – 29 апреля, когда они прибыли, село было уже сожжено. Возвращаясь в «повстанческую столицу», четники увидели, что Панагюрище горит. Они разделились и большинство отправилось к селу Баня, уже покинутому жителями. Поп Груйо последний раз увиделся с Бенковским ночью с 1 на 2 мая, по всей вероятности, у села Мечка, хотя сам он утверждал, что это произошло в лагере «Святой Никола» близ Панагюрище.

Чтобы спасти своих односельчан от преследований, поп Груйо Бански и его товарищи сдались туркам. Их гоняли пешком от зиндана к зиндану и, в конце концов, осудили на заключение в одной из тюрем в Малой Азии – в городе Кония. После окончания русско-турецкой войны 1877-1878 годов поп Груйо вернулся в родное село.  Односельчане организовали ему торжественную встречу, школьники декламировали следующие строки:

 Добре дошъл, ах, страдалче,
 Зарад нашия народ:
 Верни бяхте да страдате
 За народа дор до смърт.
 Добро пожаловать, страдалец
 За наш народ:
 Верные, вы страдали
 За народ даже до смерти. 

Он снова приступил к своему служению и часто появлялся в сельской корчме. Один путешественник так описывает встречу с ним в 80-е годы XIX века:

И мы увидели на пороге человечка среднего роста, с орлиным носом, с серыми глазами, белоснежной бородой, с маленькой шапочкой на голове, с порванными ботинками на босу ногу, с рукавами, закатанными до локтя, с трубкой во рту, с палкой в руке, простодушного и веселого на вид… Он протянул нам руку и тут же воскликнул: что будете пить, парни?

Поп Груйо получал скромную пенсию – 60 левов. В 1893 году он перестал служить в церкви и обратился к Народному собранию с просьбой немного увеличить его пенсию. Было ли удовлетворено его прошение, неизвестно.

Священник никогда не забывал славного Бенковского и часто говорил:

Повезло Бенковскому, что его убили, иначе сколько бы сегодня стоила его шляпа?

До конца своей жизни он каждый год 20 апреля отправлялся в Оборище, где служил панихиду по погибшим повстанцам. В 1897 году поп Груйо написал свою поэму «Записки о Средногорском восстании».

17 ноября 1908 года в возрасте 72 лет священник и революционер Груйо Тренчов умер. Согласно его завещанию, был похоронен на сельском кладбище, а не в церковном дворе, как полагалось.

Источник

поп Груйо
Памятник попу Груйо в селе Баня, область Пазарджик

2016 год. Реконструкция собрания в Оборище, посвященная 140 летию Апрельского восстания. В роли Попа Груйо — Ангел Вранчев из регионального отделения общества ,,Традиция» в селе Баня. Источник — Болгарское национальное телевидение.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *