Легенда о Китайчонке и Мадам Сун

Всю свою жизнь художник Феникс Вырбанов, сын всемирно известного профессора Марина Вырбанова и китайской принцессы Сун Хуай Куей (Song Huai-Kuei), «перебрасывает» мосты по трем евразийским маршрутам. В треугольнике София – Париж – Пекин он ищет свои корни. «Это мой «золотой треугольник, — говорит Феникс – Три города дают мне вдохновенье.  Мой отец любил говорить, что стул может стоять только на трех ножках. Эти три столицы были тремя ножками моего стула, давали мне опору».

Отец Феникса был создателем специальности «Текстиль» в Художественной академии в Софии, гобеленной секции в университете Нового Южного Уэльса (Сидней, Австралия) и кафедры по текстильной пластике в Гуанчжоу, Китай. Новатор, «сорвавший гобелен со стены» и превративший его в текстильную пластику. 

Мать — Мадам Cyн разрушила «Великую Китайскую стену для западной культуры», представив впервые в стране западную модную марку – Пьера Кардена и открыв в Пекине первый ресторан европейской кухни «Максим».  Она консультировала Бертолуччи по съемкам его шедевра «Последний император» и даже снималась в нем.  Беспрецедентный брак болгарина и китаянки открыл двери смешанным бракам в крепость Мао.

Софийская квартира Феникса на тихой улице в квартале «Изток» походит скорее на рабочую мастерскую – везде расставлены произведения творческой семьи. Кроме картин на стенах полотна сложены и около стены в холле. На одном из кресел – портрет актрисы Невены Кокановой, написанный маслом матерью Феникса.

Феникс в холле своей софийской квартиры. Слева — портрет Невены Кокановой, нарисованный его матерью, Мадам Сун.

«Бонжур!» – приветствует улыбающаяся дама – француженка Сара, супруга Феникса. «Еще не выучила болгарский, ей не хватает времени» — объясняет он. Сын Юго (или Уго, уточняет отец) также по-французски галантен. Семья Феникса живет в Париже, они приехали, чтобы помочь ему с выставкой в пловдивской галерее «Резонанс».

«Предыдущая моя выставка в галерее «Райко Алексиев» была масштабной – 48 работ, и прошла чудесно, — рассказывает Феникс, пока Сара готовит кофе. Хотя художник живет в Париже, по-болгарски он говорит без акцента. — Все же детство мое прошло здесь», — смеется он.

«Следи по пътя» («Следы на дороге») – так художник назвал свою вторую выставку в Болгарии.  «Это обобщение всего моего творческого пути. Он начался в Болгарии, первые следы – в Софии. Я буквально родился в Художественной академии» — объясняет Феникс. Он выбрал графику, причем большого формата – полотна размером 175 см.  Использует китайскую бумагу, которую можно сминать, и тушь.

«Мы живем в очень красочном мире — цифровом. Поэтому я предпочитаю работать в черно-белой гамме – это успокаивает. Китайская тушь дает возможность для множества оттенков серого, а также помогает мне искать синтез двух культур – европейской и восточной».

Феникс Вырбанов родился в 1962 году в Софии и до седьмого класса учился в столичной школе. С умилением вспоминает летние каникулы у бабушки Тоты (матери отца) в Оряхово, на Дунае.

«Бабушка очень любила меня и заботилась обо мне – готовила для меня вкусную манджу (густой овощной суп или соус, в состав которого входят баклажаны, сладкий перец, помидоры, морковь, лук, зелень, специи, иногда – мясо прим. переводчика). Давала мне стотинки на конфеты и пончики. Была неграмотной (но очень любила, когда ей читали), набожной и доброй женщиной».

В 1976 году семья переехала в Париж, куда отца пригласили для создания мастерской современных гобеленов, и 14-летний подросток получил культурный шок.  Он не знал языка, не имел друзей.

Подросток Феникс с другом в Софии

«Мы три года жили в «Сité des Аrt» («Городок художников»). Там я рисовал чернилами графику в черно-белом. Больше – от одиночества, мне было трудно адаптироваться. Целыми днями я рисовал сюрреалистичные рисунки под влиянием моего любимого Сальвадора Дали». Когда Фениксу исполнилось 18, он поступил в художественную академию в Париже, где изучал рисунок.

Феникс не скрывает, что страдал от синдрома «ребенка известных родителей».

«Это долго мешало мне. Нелегко жить в тени таких личностей, нужно не только бороться с конкуренцией, но и быть достойным наследником своих родителей. Со временем, однако, что-то отсеивается, остается только хорошее, самое лучшее. Мой отец был великий художник, с авангардными для своего времени идеями, которые вдохновляли творцов из Болгарии, Франции и Китая двигаться вперед. Он превратил гобелен в произведение искусства. Привнес в Париж восточную школу и способ мышления. В Гуанчжоу основал институт современного гобелена, который носит его имя, и где все еще работают по его системе…» — с гордостью делится Феникс.

Имя ему было дано отцом. «Феникс означает возрождение и, наверное он имел в виду что возродится через меня» — смеется художник.  Его сестра Боряна на 5 лет старше. «Мама не имела ничего против этого красивого болгарского имени, но у нас есть и китайские имена. Мое – Сяо Сун, («Маленькая сосна»), а имя Боряны – Сяо Хонг («Радуга»). Они указаны в наших китайских паспортах» — объясняет он.

В 2008 году, в возрасте 46 лет Феникс решил принять христианство. «Я крещен в Кремиковском монастыре отцом Александром. Это было очень трогательно» — делится он.  

Легенда о любви

И сегодня китайцы, решившие заключить брак с иностранцем, передают из уст в уста романтическую легенду о Марине и Сун, достойную сценария фильма.

Будущий знаменитый художник Марин Вырбанов родился в 1932 году в Оряхово в семье Пеко и Петканы Ганековых. Когда ему было 2 года он и четверо его братьев остались сиротами и были усыновлены бездетными Тотой и Иваном Вырбановыми. Марин окончил гимназию в Оряхово. Учитель, заметив талант мальчика к рисованию, направил его в Художественную академию в Софии, где он Марин изучал скульптуру. После первого года обучения его отправили в Китай.

В то время социалистическая Болгария была в теплых отношениях с Китаем, поэтому происходил обмен студентами.  Тота уговорила сына принять участие в программе. Так юноша из Оряхово начал изучать китайскую живопись в Национальной художественной академии в Пекине. Там он встретил Сун, изящную как фарфоровая статуэтка. Фамилия Хуай Куей, означающая «Пустынный цветок», очень подходила ей.

Примерной студентке и отличнице кафедры масляной живописи поручили помочь болгарину быстрее освоить китайский язык и помогать ему с выполнением домашних заданий. Двое безумно влюбились. «Отец мой был красавец, смуглый с усами и кудрявыми волосами» — игриво подмигивает Феникс.

Однако, брак их казался невозможным. Рожденная в 1937 году Сун происходила из аристократического рода с вековыми традициями. Она пошла в школу в 5 лет.  Ее отцом был видный китайский интеллектуал – филолог, главный редактор литературного журнала, писатель, преподаватель древнекитайского языка, историк. Мать окончила американский колледж, изучала химию и преподавала английский язык (дело было еще до начала «Культурной революции»).

Кем был Марин? Бедный юноша из Оряхово, сын столяра Ивана и неграмотной Тоты. И против них – китайская династия со всей своей тысячелетней историей и ее наследницей, принцессой Cyн. Ее родители уже читали «Под игом» и были против этой связи. Мало того, что парень не китаец, так еще и из Болгарии. «Я знаю этих болгар, они едят много чеснока, пьют много ракии и носят кинжал за поясом» — сказал китайский дедушка Феникса. «Чтобы их умилостивить, мои мать с отцом придумали легенду, что отец – оряховский принц» — смеется Феникс. В Китае Марину дали имя Ван Ман, означающее «Десять тысяч лет спокойствия».

Фото со страницы Maryn Varbanov & Song Huai-Kuei в Facebook

Когда в академии узнали о их любви, Марину посоветовали держаться от девушки подальше. Сун же заявили, что ее связь с иностранцем является прямым национальным предательством. Они продолжали встречаться тайно. Обменивались записками, которые прятали в дупле дерева в парке далеко за пределами Пекина. Добирались туда на велосипедах. Находчивая Сун придумала своеобразную «сигнализацию» — когда она сплетала волосы в одну косу, это значило, что они могли встретиться после занятий, две косы – встреча невозможна.

Упорная и предприимчивая Сун решила бороться.  Она написала письмо лично премьер-министру и министру иностранных дел, правой руке самого Мао – Чжоу Эньлаю, в котором рассказала историю их запретной любви и спросила, могут ли они пожениться. После целого месяца раздумий Эньлай ответил, что в китайском законодательстве нет закона, запрещающего брак с иностранцем. Так, с благословения Эньлая и Мао в 1956 году двое зарегистрировали свой брак в мэрии Пекина.

Марин изучал текстиль и шелк, овладел всеми техниками жаккарда. Свое увлечение скульптурой и новую специальность он позже объединил в своих трехмерных композициях, известных как «мягкая скульптура».

В 1957 году в Пекине у пары родился первый ребёнок – дочь Боряна.

Фото со страницы Maryn Varbanov & Song Huai-Kuei в Facebook

Через два года Вырбанов закончил свое обучение и вместе с семьей вернулся в Болгарию. Когда Марин привез молодую жену к маме Тоте в Оряхово, та тоже была шокирована.  «Бабушка не сразу смогла принять мою маму, потому что та была китаянкой, и такой худенькой, такой маленькой. Кстати, мама выросла и стала выше отца» — смеется Феникс.

Марин и Сун в Софии

Аренда жилья в Софии была непосильной для молодой семь и лично Дечко Узунов разрешил им жить в чердачной комнатке в здании Художественной академии.

Чтобы прокормить семью пекинская аристократка Сун мыла тарелки в студенческой столовой.

В этих ужасных условиях, однако, Марин был счастлив – Сун вдохновляла его, и он творил круглосуточно. Он стал преподавателем по текстилю в академии, затем доцентом и профессором. Основал кафедру «Текстиль и мода». Студенты обожали его за смелый подход и новаторство. Сун продолжала изучать живопись.

Тем временем, в 1962 году родился Феникс. После трех лет жизни на чердаке академии семья переехала в первый этаж дома на улице «Оборище», где Марин оборудовал мастерскую, для которой нанял нескольких ткачей. Днем он неутомимо работал, выполняя множество заказов, а по ночам рисовал проекты. Сильная портретистка, Сун кроме рисования стала помогать ему с гобеленами, поскольку заказы поступали даже от Тодора Живкова для его резиденции в Арбанаси.

Дом по улице «Оборище», 43 до сентября 1944 года принадлежал генералу Стефану Славчеву — создателю болгарской тяжёлой артиллерии

Изящная, харизматичная и общительная Сун с отличным болгарским, французским, английским и русскими языками быстро превратилась в одну из софийских городских легенд. В их доме на «Оборище» собиралась столичная богема. Дизайнеры, работавшие в Центре новых товаров и моды, все еще помнят изысканную и стильную Сун. Она стала там дизайнером, хотя по мнению коллег вполне могла работать и моделью. Рангел Вылчанов снимал ее в своем фильме «Солнце и тень», позже она снималась в сериале «На каждом километре».

В 70-е годы Марин Вырбанов находился на абсолютной вершине — создал гобеленную секцию в университете в Сиднее и участвовал в престижном биеннале в Париже. На его открытии французский министр культуры пригласил семью в Париж в «городок художников» для создания текстильной мастерской.

Вырбановы переехали во французскую столицу в 1976. У Марина состоялось много персональных выставок в галерее «Hervé Odermatt» и других местах, но судьбоносным для семьи оказался 1980 год. На выставке в Grand Palais дизайнер Пьер Карден влюбился в произведения Марина. «Он сказал моему отцу: «Эта выставка должна целиком переехать в мою галерею Espace Cardin в Нью-Йорке!» И отец поехал» — вспоминает Феникс. В галерее на углу пятой авеню и 57-й улицы Карден купил 6 произведений Вырбанова.

Всемирно известный дизайнер был очарован утонченной и элегантной Сун. Он пожаловался ей, что не имеет доступа в коммунистический Китай. «Мама сказала ему: «Я могу открыть вам ворота Запретного города». Так и случилось. Карден дал ей полномочия, и ей удалось «одеть весь Китай в Карден». Она создала и модельное агентство и организовала первый показ марки «Пьер Карден» с местными манекенщицами и одеждой, изготовленной в Китае» .

Сун и Пьер Карден

Так родилась Мадам Сун – имя, под которым она и сегодня известна во всем мире. Вырбановы переехали в Пекин. «У отца была идея – вернуться в Китай, где он учился и со своим опытом создать институт для обучения молодых художников – чтобы вывести их за рамки классики, традиции. Он ввел трехмерные композиции из текстиля. Была великая битва с консерваторами, но у него получилось. Молодежь только того и ждала. Он реализовал и свою идею «золотой тройки» — сочетания фабрики с художниками и выставочными галереями» .

Марин Вырбанов (Ван Ман), изображен среди самых выдающихся современных китайских художников. Художественная академия в Пекине. Источник — Площад Славейков

«Когда мой отец был маленьким, в Оряхово его прозвали Китайчонком из-за его узких глаз. Как-то он поделился со мной, что однажды ему приснилось, что он стоит на каком-то китайском мосту. Позже, приехав в Пекин, он узнал это место. Когда увидел тот самый мост, поверил, что в предыдущей жизни был китайцем» — вспоминает Феникс.

Мадам Сун стала директором представительства марки «Пьер Карден» в Китае и создала настоящую торговую империю. В 1983 году по просьбе Кардена она занялась и другим бизнесом – открыла в Пекине первый рестораном западноевропейской кухни ресторан Maxim, который был намного шикарнее парижского.  Он немедленно превратился в сенсацию и центр европейской культуры. В нем проводились выставки, концерты и другие события.  Все известные иностранцы, приезжавшие в Пекин и звезды вроде Лиз Тейлор, обязательно посещали его.

Там режиссер Бернардо Бертолуччи был очарован Мадам Сун. Она помогла ему получить разрешение на съемки в Запретном городе для его шедевра «Последний император», а он снял ее в этом фильме в роли одной из императриц. Ее дочь Боряна была консультантом и рисовала пекинские декорации для фильма. «Это была великая авантюра, но фильм получил 9 Оскаров» — смеется Феникс.

Сун и Ален Делон в париже
Сун и Бернардо Бертолуччи
Мадам Сун в роли матери императора Пуи. Фильм «Последний император»

Тем временем в 80-е годы Марин Вырбанов основал кафедру современной текстильной пластики и в Художественной академии в Гуанчжоу и, разрушив шаблоны традиционного китайского текстиля, окрылял молодых творцов.

Фото со страницы Maryn Varbanov & Song Huai-Kuei в Facebook

Все шло хорошо до 1989 года, когда художник умер в возрасте 56 лет всего через три месяца после поставленного ему диагноза – рак легких. По настоянию Сун устроили три погребальных ритуала и прах Марина развеяли над Софией, Парижем и Пекином. Сун оставалась верна своему Марину до конца жизни. В 2006 году она умерла также от рака легких. Похоронена в семейном склепе династии Хуай Куей в Пекине.

Надгробный памятник Марину Вырбанову на Центральном Софийском кладбище Фото: Емил Л. Георгиев/Площад Славейков

Его наследство: через свои рельефные композиции Марин Вырбанов сорвал гобелен со стены и представил его в художественной галерее:

Марин и Сун перед одной из авангардных композиций художника.
Фото со страницы Maryn Varbanov & Song Huai-Kuei в Facebook
Марин Върбанов в Гуанчжоу, готовит одну из своих трехмерных композиций из эластичных текстильных лент.
“Аритмия” – одно из самых известных произведений Марина Вырбанова.

Другие работы Марина Вырбанова можно посмотреть здесь

Когда Сара встретила Феникса

Мадам Сун была причиной того, что ее сын Феникс встретил свою большую любовь – француженку Сару. В 1992 году она организовала выставку сына в Пекине, а тот пригласил на открытие друзей из Парижа. Сара была частью той компании и сперва не хотела ехать, но ее мать убедила ее, что это шанс для нее. «Оказалось, что это и мой шанс» — смеется Феникс.

Они влюбились друг в друга с первого взгляда, поженились и имеют двух сыновей – Уго сегодня 22, а Эрнесту – 18. «Они не проявляют никакого интереса к изобразительному искусству. Сейчас их привлекает скорее материальный мир, чем духовный. Хотят заниматься бизнесом, торговлей. Еще рано, посмотрим, в каком направлении они пойдут» — комментирует отец.

 Супруга Феникса Вырбанова – Сара и их сын Уго на открытии выставки в пловдивской галерее „Резонанс“, апрель 2017 г.

По примеру Марина и Сун Феникс и Сара также работают вместе. У них общая мастерская в центре Парижа, на улице Бержер. «Моя жена – графический дизайнер, раньше рисовала, но сейчас довольно занята – делает веб-сайты известным французским фирмам. Мне очень приятно и вдохновляюще делить с ней мастерскую – она с компьютерами, я – с кистями» — говорит Феникс.

1 мая 2017 года пара отметила «Серебряную свадьбу» — 25 лет браку. «Как поддерживать любовь? Через свободу и уважение, —говорит Феникс. – Оставить другому возможность делать то, что ему нравится. Известная максима, что свобода одного заканчивается там, где начинается свобода других. Так что человек не должен быть эгоистом. С Сарой мы сохранились как семья, потому что толерантны друг к другу».

Все четверо очень любят бывать в Болгарии: «Ездим на море, были в Созополе. Там у нас тоже есть родственники. Болгария – прекрасная страна с  красивой природой и богатой культурой, а люди интересные и гостеприимные. Сара тоже обожает ездить сюда».

Уго, Феникс, Сара и Эрнест Вырбановы.

Хранительница семейной памяти

Из двоих детей Марина и Сун Боряна – та, которая больше занимается отцовским и материнским творчеством. Она окончила курс стенописи (фрески) в Париже. «Когда и я заявил, что хочу в академию в Париж, отец пошутил: «Эй, много обезьянок на одной ветке, сломается» — смеется Феникс. Звездный час Боряны наступил, когда она работала над декорациями к фильму «Последний император» Бертолуччи, а ее знаковым проектом стала огромная ретроспективная выставка коллекций Ив Сен Лорана. Она продолжалась полгода и стала мега-событием в Китае.  

Боряна Вырбанова на открытии выставки Феникса в галерее „Райко Алексиев“, сентьячбрь 2016 г. с братом и искусствоведом Красимиром Илиевым.

Хранительница семейной памяти нашла любовные письма, которыми Сун и Марин обменивались через дупло дерева. Сейчас они находятся в музее «М+» в Гонконге.  Там же – картины Сун и гобелены Марина, которые без специальных мер по их сохранению могли бы разрушиться. В этом музее хранятся и 100 костюмов марки «Пьер Карден» 80-х и 90-х годов, которые Сун носила во время продвижения марки в Китае.  «Мы с Боряной сделали подарок музею – кроме костюмов предоставили и произведения нашей мамы» — дополняет Феникс.

У Боряны Вырбановой есть дочь Марина Михалкова, которая родилась в браке с актером Георгием Михалковым (позже они развелись). Марина, названная в честь деда, родилась в 1990 году. Окончила английскую гимназию и изучала дизайн и моду.

Боряна живет в Пекине и там известна под китайской фамилией своей матери – Сун (Song). Она подготовила выставку в Гуанчжоу, на кафедре текстиля «Марин Върбанов».  «Моя сестра приезжает ко мне достаточно часто.  Она решила построить дом в Марково, в 10 км от Пловдива, потому что ей очень нравится город» — рассказывает Феникс.

После 20-летней судебной одиссеи Боряна и Феникс потеряли наследственное жилье на улице «Оборище», где прошли самые счастливые годы Вырбановых. Дом по реституции был передан наследникам тех, кто владел им до 1944 года и позже продан.  «Там мы были очень счастливы, в нашей семье был баланс. Отец и мать работали много, от них мы научились трудолюбию. Они были чудесными родителями, которые давали нам много свободы. Мы с Боряной очень гордимся этим наследством» — делится Феникс.

В доме на улице „Оборище“. Слева направо: Сун, Феникс, Боряна и Марин.

По материалам публикации Боряны Антимовой в газете “Всичко за семейството”, апрель 2017 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *