Княгини Комнина и Ружина – последние правители Валоны

Веселин Асенов.

Основанное во второй половине XIV века болгарским деспотом Иоанном Комниным (братом царя Ивана Александра), Валонское деспотство (княжество) быстро стало востребованным торговым и политическим партнером могущественных средиземноморских республик — Венеции и Дубровника.

Подробнее о Валонском княжестве

Стратегическое расположение Валона на Адриатическом побережье и контроль над Онтарским перешейком обеспечили болгарскому владению процветание в условиях активного торгового судоходства, проходившего через его акватории. Этот период расцвета пришел, однако, к своему концу со смертью Александра Комнина – сына Иоанна Комнина, в сражении при Черномене в 1371 г., где болгарин отдал свою жизнь, защищая Балканы от османов.

Карта конца XIV – начала XV века. Валона обозначена синим. Кликабельно.

Наследником Александра на валонском престоле стала личность, оставшаяся в истории только как Комнина. Об этой таинственной правительнице известно очень мало и ее связь с валонскими Срацимирами является предметом споров. По мнению некоторых медиевистов, она была представительницей албанского рода Музаки и вдовой покойного валонского деспота Александра.

Другие видят в ней ребенка от первого брака самого основателя Валонского княжества – Иоанна Комнина и соответственно — сестру последнего валонского правителя. Две гипотезы, в сущности, не исключают друг друга, так как возможно первым браком Иоанн Комнин был женат именно на женщине из рода Музаки. Завоевательные походы сербского короля Стефана Душана, на службе у которого состоял болгарский деспот в 40-е годы XIV века, вполне могли предоставить Иоанну Комнину возможность такой связи с аристократическим албанским родом.

Скромные сведения, которыми сегодня располагают историки, основаны главным образом на краткой хронике рода Музаки, составленной в 1515 году Джовани Музаки, которая, согласно последним исследованиям, полна неточностей и преувеличений, и даже может оказаться сознательной попыткой мистификации со стороны автора. Подобные попытки «сооружения» родословных были совсем не редки в период османского завоевания Балкан, когда в отсутствие возможностей проверки их достоверности, они принимались на веру.

Не уверенная в прочности своей власти в Валоне, Комнина искала поддержку в лице амбициозного зетского князя Балши II. Их брак осуществился в 1372 году и с этим династическим союзом Валон и Зета стали одним государством, хотя и не имели общей границы.

Сама Комнина явно относилось к своему новому партнеру с некоторой осторожностью, потому что не примирилась с ролью королевы-консорта (супруги правителя) Балши, оставаясь равноправным правителем и четко оговорив условие, что власть в Валоне будет передаваться только по линии ее потомков. Однако, видимо, жители Валоны были не в восторге от своего нового господаря или от союза с Зетой, так как в венецианских архивах зафиксирован наплыв валонцев, покинувших свою родину и искавших защиты в республике Сан-Марко.

Ситуация в новом государстве еще больше осложнилась, когда в 1378 году умер брат Балши и таким образом супруг Комнины оказался единственным правителем Зеты. Решив в отсутствии общей границы между Валоной и Зетой установить ее, одновременно установив свою власть в Албании, Балши предпринял поход против герцогства Дураццо. В ходе трехлетней кампании с 1382 до 1385 г., Балши смог овладеть столицей герцогства — городом Драч и подавить сопротивление его правителя Карло Топия.

Провозгласивший себя герцогом Албании, Балши был на вершине триумфа, который вскоре был омрачен появлением османов на границе его владений. Их вторжение в этот момент было не случайным — изгнанный из рухнувших под ударами Балши владений, Карло Топия попросил помощи у эмира Мурада в своем желании взять реванш. Османы откликнулись на призыв, и уже в 1385 году Хайретдин-паша разгромил силы Балши в битве при Савре, где «албанский герцог» нашел свою смерть.

Появление османов в непосредственной близости от ее владений и разгром Балши отрезвили Комнину, которая разорвала все отношения с Зетой в надежде, что ее владения не постигнет судьба владений ее мужа. В отчаянной попытке справиться с безвыходной ситуацией Комнина попросила помощи многолетнего партнера Валоны в торговых и политических делах – Венеции. Рассчитывая, что мощный флот республики Сан-Марко спасет ее владения, валонская господарка была готова на значительные территориальные уступки в пользу средиземноморской републики. Венецианский совет принял во внимание ее предложение, но ответ был уклончив, а впоследствии — отрицателен. Вероятно, на этом этапе Венеция не желала быть вовлечена в рискованное начинание со многими неизвестными и трудно прогнозируемым исходом.

В этот тяжелый для Валоны период Комнина нашла союзника только в лице своей невестки Теодоры — вдовы брата Балши – Джураджа. Схожая судьба двух женщин и общие интересы подтолкнули их к мысли заключить династический союз между дочерью Комнины – Ружиной и сыном Теодоры – Мрыкшей (Мръкша). Это, однако, не понравилось православной церкви, в глазах которой Мрыкша и Ружина были близкими родственниками, хотя сын Теодоры был от ее первого брака и был просто признан ее вторым супругом — Джураджем. После долгих уговоров Охридскиий архиепископ все-таки дал разрешение на брак, который был заключен в 1391 году.

Крепость Драч

Обеспечив своей дочери супруга, который должен оказать ей поддержку в будущих испытаниях, Комнина, тем не менее, совсем не торопилась отойти от власти. Даже ее пострижение в монахини в 1393 году под именем Ксения не оторвало валонскую господарку от светских дел. В этом она во многом повторила судьбу своей предполагаемой тетки – Елены Болгарской, правительницы Серского княжества. До самой своей смерти в 1396 году Комнина продолжала попытки договориться с Венецией и обменять свои владения на аристократические привилегии своей семьи на территории республики Сан-Марко. Судя по всему, она считала княжество обреченным и пыталась поскорее конвертировать его стоимость в подходящий эквивалент в Венеции.

После смерти Комнины на валонский престол взошла ее дочь Ружина, известная также в источниках как Рузина, Ругина, Ружица и прочее. Некоторые исследователи склонны видеть в ее необычном имени измененную транскрипцию греческого женского имени Ефросина, в то время как другие указывают на подозрительное сходство ее имени и имени князя Фружина – сына Ивана Шишмана, и используют это как очередное доказательство, что Ружина и ее мать Комнина происходят из болгарской династии Срацимиров.

Подобно Комнине, Ружина продолжала призывать Запад в лице Венеции прийти на помощь княжеству, но, в отличие от своей матери, она не пыталась выторговать свою личную безопасность. Когда в 1415 году ее супруг Мрыкша умер, Ружина осталась одиноким столпом стабильности для своих подданных в условиях распадающихся Балкан. В 1416 году к ее владениям стали проявлять захватнический интерес не только османы, но и представители албанских родов Балшичи и Музаки, которые в то же время вели борьбу против захватчиков из Малой Азии. Венецианцы, со своей стороны, продолжали отвечать на просьбы Ружины уклончиво и неопределенно.

Согласно преданию, исчерпав свои силы, окруженная со всех сторон врагами, Ружина попрощалась со своими подданными и в 1416 году отплыла от пристани Химара в Зету на корабле, принадлежавшем Дубровнику. Трюм судна был наполнен землей из ее владений, так как она, последняя валонская господарка, отказывалась жить на другой земле.

Конец Валонского княжества наступил в 1417 г., когда в своей летней кампании османы без особого труда преодолели вялое сопротивление немногочисленных защитников княжества. Вероятно, только тогда Венеция с ужасом осознала значение этого османского завоевания для ее торговых интересов в регионе и попыталась выкупить владения Ружины у их новых хозяев, но не преуспела в этом.

Оставшаяся без владений, Ружина нашла убежище в землях своего отца, где ее племянник Балши III предоставил ей в управление город Будва. После ее смерти в 1430 г., вокруг ее личности был создан целый эпос из легенд, и в болгарском фольклоре Ружина стала известна как Будимская королева.

Ее имя встречается и в так называемых «бугарщинах», представляющих собой юнацкие песни народов западных Балкан. В сегодняшней южной Албании ряд географических топонимов носят имя валонской правительницы, а в XV в. в сербском Белграде была в честь нее построена церковь Ружица, существующая и сегодня.

Церковь Ружица, Белград

Согласно мифам, окружающим смерть Ружины, ее последний дом — монастырская земля на греческом острове Понтикониси, недалеко от Корфу. Земля ее могилы была заменена на ту, что она вывезла в 1416 году из Валоны. На могиле был установлен обыкновенный крест с надписью: «Здесь лежит Ружина, рабыня Божия – положена в собственную ее землю».

Перевод с болгарского. Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *