Кем был таинственный Шишман III?

Предлагаемый вашему вниманию материал является переводи отрывка из книги доцента Петра Николова-Зикова «Домът на Шишман», которую общество «Българска история» выпустило в мае 2021 г.  Книга посвящена последнему тырновскому царю Ивану Шишману, его реальным и мнимым потомкам.

Уже довольно долго по болгарской историографии бродит один призрак – призрак царя Шишмана III. Если взять какое-нибудь исследование болгарской истории периода османского владычества и посмотреть, что там написано о конце XVI века, мы обязательно столкнемся с так называемым Первым тырновским восстанием  1598 и узнаем, что в ходе восстания болгары избрали царем одного реального или мнимого потомка  старого царского рода, известного под именем Шишман III.  Это имя повторялось так часто и с такой убежденностью, что никому, очевидно, никогда не приходило в голову проверить, откуда оно происходит и почему указанный Шишман III не играл никакой роли в подготовке и организации заговора.

В конечном итоге более внимательное изучение источников показало, что почти все авторы цитируют одну и ту же публикацию Васила Златарского 1930 года. Сам Златарский не цитирует никакой источник, указывая лишь:

…так подготовленное восстание было объявлен в Тырново, где был провозглашен царем один мнимый потомок Шишмановцев под именем Шишман III.

Загадка оказалась неразрешимой.

И все же, источник, который использовал великий болгарский медиевист, может быть обнаружен. Только он вновь представляет собой не аутентичный средневековый документ, а современное историческое сочинение. Речь идет о фундаментальной «Истории болгар» Константина Иречека (опубликованной на чешском и немецком языках в 1876 году, на русском – в  1878, и на болгарском – в 1886), в которой впервые рассказывается о событиях 1598 года (ошибочно датируемых 1595 годом) и где встречается имя Шишмана III.  Но совсем по-другому:

Царем был провозглашен один мнимый потомок Шишмана III…

Получается, что вожак восстания претендовал называться не самим Шишманом III, а его потомком. В той же книге Константин Иречек называет Шишмана III никем другим, как хорошо известным царем Иваном Шишманом. Вслед за ним в 1904 году Стефан Краев пишет о действиях повстанцев:

Весной 1595 года провозгласили восстание в Тырново, а для большего воодушевления народа объявили некоего якобы потомка Шишмана III болгарским царем под именем Шишман IV.

Этот промежуточный вариант показывает, каким образом появилась версия Златарского, который запутался и назвал самозванного монарха XVI века Шишманом III. Сочинение Златарского легло в основу всех последующих интерпретаций этого события и привело к появлению исторического фантома.

К сожалению, сам Иречек также не указал источник информации о том, что в конце XVI века болгары провозгласили одного из своих вождей царем. При таком положении остаются две возможности: во-первых можно предположить, что Иречек смешал события конца XVI с событиями конца XVII века, связанными с так называемым Вторым тырновским восстанием и его вожаком Ростиславом Стратемировичем (также претендовавшим на происхождение из династии средневековых царей).

И все же, маловероятно, чтобы великий историк допустил такую грубую ошибку. Попробуем довериться его авторитету и попытаемся понять, кем был тот неизвестный нам болгарин, который в самые темные годы османского владычества осмелился объявить себя царем. Как из контекста книги Иречека, так из элементарной логики событий следует, что самозванцем был не какой-то появившийся ниоткуда претендент на трон, а хорошо известный организатор восстания – Теодор Балина.

Возможно ли, что в 1598 году именно он был провозглашен восставшими болгарским царем? Возможно ли, что Балина был не мнимым, а реальным потомком последней царской династии (определение «мнимый» было дано без каких-либо подтверждений и Иречеком, и Златарским и с тех пор годами повторяется всеми историками)?

Что, в сущности, нам известно о Теодоре Балина?

Всю информацию о нём мы черпаем в записках торговца из Дубровника Павла Джорджевича, тайного агента Священной римской империи в Турции и фактически организатора болгарского восстания. В своем донесении австрийскому эрцгерцогу Максимилиану III (1576 – 1618) Джорджевич пишет:

Господин Теодор Балина является первым аристократом Никопольского санджака, пользуется большим влиянием среди христиан этой страны из-за своего благородного происхождения и своего достоинства. Турки смотрят ему в рот и слушают, что он говорит, а паши очень сильно уважают его и советуются с ним по всем важным вопросам.

Итак, Теодор Балина происходил из Никопольского санджак, граны которого полностью совпадали с территорией бывшего Тырновского царства времен царя Шишмана. Он также был исключительно популярен среди христиан, что, разумеется, могло объясняться множеством причин, но наверняка то, что он был потомком старых царей, было бы очень веской причиной. Внимание, с которым к нему относились турецкие аристократы и власти, показывает, что он играл роль этнарха – представителя всего болгарского населения санджака, и по этой причине турки ценили как его мнение, так и его влияние.

Теодор Балина. Портрет работы неизвестного художника XIX века. Художественный музей, София.

Все эти «доказательства» царского происхождения Теодора Балина, разумеется, являются косвенными. Самым серьёзным аргументом является определение Балина не более, ни менее, как «первого аристократа Никопольского санджака».  Если не считать это описание просто учтивостью Джорджевича (излишне была бы совершенно лишней в докладе предназначенном лишь для глаз австрийского эрцгерцога), можно предположить, что так и было на самом деле. При этом слова «первый аристократ» могли значить только одно – что в турецкой провинции было много христиан благородного происхождения, но только происхождение Теодора Балина  заставляло остальных считать его «первым»,  самым благородным из всех.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *