Царица Елена – болгарский Макиавелли

Веселин Асенов

В ходе развития средневекового общества были редкие, но все же не уникальные случаи прихода к власти женщин – выдающихся правителей. Болгарская история тоже имеет подобный пример. Царица Елена – сестра болгарского самодержца Ивана Александра и дочь Керацы-Петрицы, правительницы Карвунского княжества.

Елена жила при царском дворе родной Болгарии до 1342 года, затем вышла замуж за сербского короля Стефана Душана, которому оказала неоценимую помощь в строительстве сербского государства. После смерти супруга в 1355 году Елена унаследовала трон, так как сын, родившийся у них со Стефаном Душаном, был еще слишком мал и неопытен, чтобы править самостоятельно. Несмотря на свои усилия сдержать сепаратизм и хаос, охвативший Душанову Сербию сразу после смерти короля, уже через год Елена была вынуждена сдать свои позиции и постричься в монахини под именем Елизавета. Несмотря на это, она не отказалась от своих властных амбиций и продолжала активно участвовать в политической жизни.

Царь Стефан Душан, царица Елена и их сын Стефан Урош V.

Распад Сербии и междоусобные войны между сыном Елены – Стефаном и единокровным братом Душана – Симеоном, не были секретом для остальных сил на Балканах. Вскоре царица Елена столкнулась с первой реальной опасностью своим владениям, в лице византийского аристократа Матея Кантакузина, который в союзе с «архонтами Македонии» отправился в поход с целью присоединить Сяр (сейчас – Серре в Греции) и его окрестности к Византии. Хотя первоначально Елена несколько раз безуспешно пыталась разрешить кризисную ситуацию дипломатическим путем, она быстро пришла к выводу, что нужно дать византийцам военное столкновение, которого они так желали. В решающем сражении в 1357 году ее силы не только разбили врага, но и взяли в плен самого Матея Кантакузина. Елена уполномочила своего верного вассала – кесаря Войхна рассматривать высокопоставленного византийца как «военную добычу» и обменять его на выкуп, заплаченный византийским императором. Эта победа утвердила международный статус Елены и считалась датой рождения нового государства – Серского княжества под управлением царицы-монахини Елены-Елизаветы.

Царица Елена, фрагмент фрески в Лесновском монастыре, Республика Македония.

В территориальном отношении, на вершине своего могущества Серское княжество граничило с Тырновским царством на севере, Византийской Тракией на востоке, Халкидонским полуостровом и Афоном на юге и землями севастократора Владко Паскачича на западе.

Хотя Елена и правила болгарами, сербами и ромеями, жившими в ее владениях, она редко обременяла себя какими-либо политическими обязательствами по отношению к соседним странам, предпочитая вести более самостоятельный курс, чем ее брат Иван Александр и сын Стефан Урош. Болгарская правительница предпочитала рассматривать своих подданных как жителей своих владений, а не как выразителей чужих интересов.

Бесспорно, до 1357 года Елена все еще признавала сюзеренитет Стефана Уроша и даже использовала свое значительное влияние среди сербской аристократии, чтобы укрепить позиции сына на сербском престоле и настроить ее против другого претендента в междоусобной войне – Симеона.

Весной 1357 года Елена блестяще выступила в роли заботливой матери на Соборе в Скопье, где щедрыми обещаниями смогла помочь Стефану добиться поддержки большинства сербских феодалов.

Возникает вопрос, почему всего через несколько лет она сделала резкий поворот в своей политике и вступила в конфронтацию не только с Симеоном Урошем, но и с собственным сыном Стефаном. Как мы знаем из хроник Кантакузина, в конце 1360 года Елена уже атакует обоих претендентов на сербское наследство, присоединяя к своим владениям отнятые у них земли.

Корни ее макиавеллистических махинаций раскрывает нам византийский император, которому был хорошо известен факт, что сын Елены Стефан имел проблемы с душевным здоровьем, чем объяснялось его прозвище Неjаки (Сумасшедший). Исходя из этого, Кантакузин считает, что для Елены было более приемлемо видеть на сербском троне монарха, которого она легко могла контролировать, чем более талантливого и амбициозного правителя, каким был Симеон Урош.

В 1360-61 годах уже стало очевидно, что серская правительница становится сувереном в своих землях. Об этом мы получаем сведения из сохранившихся протоколов заседаний Церковного суда в Сяре, в которых серские вельможи обозначены не как вассалы царя Уроша, а как дворяне самой Елены. Другое доказательство получаем из грамоты самого царя Стефана Уроша, который отмечает, что мать его «госпожа святая царица управляет одна в Сяре».

Этим периодом датируются и возбуждающие любопытство фрески церкви Святой Богородицы в селе Матейче, представляющие собой родословную серской правительницы. В них наблюдается полный разрыв Елены с ее сербскими родственными связями, и делается акцент на ее болгарском происхождении по линии династии Срацимиров и связанных с ними Комнинов. Это ее своеобразное перерождение из сербской царицы в болгарско-византийскую аристократку объясняется преобладанием среди населения ее владений именно болгар и византийцев, в то время как сербы представляли собой меньшинство, хотя и довольно влиятельное.

Так или иначе, отступившая от родословной своих предков и своего политического прошлого как сербской правительницы, Елена была воплощением того образа государственного деятеля, который был приемлем для всех ее подданных. Этим объясняется превращение ее Двора в центр притяжения для представителей династии ее отца, таких как ее племянник Алексий Асен, принадлежавший к валонским Страцимирам и ее сестра Теодора. С именем последней связана одна из немногих внешнеполитических неудач Елены.

Около 1357 года серская правительница попыталась использовать свою сестру как средство добиться влияния на территориях Эпирского деспотства, чей правитель Никифор II Орсини мог бы превратиться в потенциального союзника Елены против Симеона Уроша. Парадоксально, но в то же время эти территории были предметом особого внимания брата Елены – Иоанна Комнина, бывшего в тот период уже самостоятельным правителем Валонского княжества. Однако он вскоре вызвал враждебность Орсини, так как поддержал исконного врага эпирского деспота – претендента на сербский престол Симеона. Надежды Елены организовать заключение брака между Теодорой и Никифором были разрушены после того, как влиятельные подданные Никифора Орсини выступили категорически против этого союза и он, чтобы сохранить единство в своем деспотстве, был вынужден считаться с общественным мнением.

Источник

Заглавная иллюстрация — царица Елена, Стефан Урош V и Симеон Синиша. Фреска от монастыря «Високи Дечани»

Продолжение следует

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *