Брациговские мастера — несущие свет

Темная ночь. По берегу реки Места медленно бредут мужчины, женщины и дети. Домашний скарб нагружен на лошадей и мулов. Они покинули свои села в Костурском регионе с малыми деньгами и большими надеждами. Все очень устали, но продолжают идти. Мужчины несут горящие факелы, освещая дорогу. Позже свет этих факелов приобретет другой, особенный смысл.

В 1791 году село Брацигово возродилось к новой жизни с приходом переселенцев из Костурского региона (сейчас окрестности города Костур (Кастория) в северной Греции). Арнауты, как их называли, были ловкими и предприимчивыми людьми, умелыми мастерами, носителями опыта поколений ремесленников. Хотя у них было не много денег, они имели живой, практический ум, крепкие руки и уверенность в своих силах.

Большая часть переселенцев были дюлгери (строители), но были и шарланджии (люди, делавшие ореховое или кунжутное масло), сапунджии (мыловары), мельники и другие. Строители были опытными, известными на всю Османскую империю, а некоторые даже за ее пределами, работавшими в Италии. Им было известно «золотое сечение», различные техники каменной кладки, архитектурные стили «ренессанс» и «барокко». Кроме того, они были опытными путешественниками, хорошо знакомыми как с дорогами, так и с разными народностями Османской империи.  

Получив разрешение поселиться в Брацигово, они купили участки земли и начали строить дома, мельницы и лесопилки по рекам Умишка и Стара-река. Так как в этой части нынешней Болгарии каменное строительство было не слишком распространено, дома арнаутов выделялись своим особенным стилем. Они были в несколько этажей, построены из камня, окружены толстыми каменными оградами. Окна в этих домах были больше похожи на бойницы и служили для обороны.

Брацигово расположено у подножия Родопских гор, в котловине, простирающейся на запад от Пештерской котловины и на север от Тракийской низменности. В 1892 году Брацигово получило статус города, а в 1977 стало общинским (муниципальным) центром.

Согласно договоренности с родом Каванозовцев (управлявшим Пазарджикской казой в составе Османской империи вплоть до 1840 года), несколько групп дюлгери остались в Пазарджике, чтобы строить и поддерживать в исправном состоянии здания в семи чифликах (хозяйствах) бея. Другие продолжали работать в Брацигово, а подавляющее большинство из них вновь отправилось в путь, чтобы строить в других городах и селах.

Так было положено начало знаменитой Брациговской архитектурной школе.  Более 600 мастеров строили церкви, школы, часовые башни, дома, магазины и мосты по всей территории нынешней Болгарии, а также в других частях Османской империи. Их сооружения отличаются характерным стилем и оставляют сильное впечатление.

Можно сказать, что свет факелов переселенцев имел символическое значение. Брациговская школа появилась в переломный для болгарской истории момент — началось национальное Возрождение, среди долгой и безнадежной тьмы османского ига начали появляться первые маленькие огоньки надежды

Брациговские мастера были не только высококлассными профессионалами, но и сильными мужчинами, не боявшимися никого. Самыми известными из них были Исидор, Ицо Гърнето, Иван Боянин, Щерю Арнаут, Марко Зисо, Петър Чомпъл, Гизда Петко, Никола Томчев-Устабашийский и другие.

В начале XIX века болгарский народ нуждался в месте, где люди могли бы собираться для общения с Богом. Церкви в то время были маленькие, по большей части деревянные, построенные при помощи примитивных технологий. Арнауты принесли с собой модель трехкорабной псевдобазилики, известной в их родных краях с XVI века. Усвоив методы итальянских зодчих, они смело начали строить в Болгарии церкви нового типа. Процесс был нелегким. В Пазарджике и сегодня рассказывают о строительстве кафедрального храма в 1837 году. Турецкий бей разрешил строительство при условии, что участок под здание будет не больше воловьей шкуры. Мастер Никола Устабашийский нахмурился и стал думать. Вскоре бей, проезжая мимо стройки и увидев готовый фундамент, окрикнул мастера:

—  Что это такое, мастер? – спросил бей. – Разве я разрешил тебе построить церковь на куске земли большем,  чем воловья шкура?

— Принесите шкуру! — крикнул мастер Никола.

Принесли шкуру, мастер аккуратно ее развернул, и перед изумлённым взглядом бея открылась невиданная картина – вся шкура была порезана на тонкие полоски без единого узелка. Никола Устабашийский нашел способ перехитрить бея. При помощи нарезанной воловьей шкуры измерили периметр фундамента будущей церкви – он равнялся длине шкуры. Условие бея было выполнено, церковь была построена большой и красивой, какой ее задумал мастер.

Храм “Успение Богородицы” в Пазарджике построен брациговскими мастерами в 1837 г.

Ицо Гърнето получил свое прозвище за то, что добивался наилучшей акустики в церквях, которые строил, встраивая в стены пустые глиняные сосуды.

В 1793 году Каванозовцы заказали брациговцам строительство моста через реку Марица у Пазарджика. Дюлгери хорошо понимали важность проекта как для их собственного благополучия, так и для соединения болгар Пазарджикской околии по обе стороны реки. В то время Пазарджикское поле на север от Марицы было в основном покрыто лесом, и сама река была судоходной. Все мосты, строившиеся на ней до этого, были деревянными, и река часто сносила их во время паводка. Постройка моста была вызовом, с которым мастера справились блестяще. Решение их было элегантным и простым – они построили крепкую каменную основу и на ней – деревянную конструкцию, которая могла быть легко восстановлена в случае, если бы была снесена водой. 

Дюлгери были объединены в эснаф (цеховое сообщество), имевший регул (устав) и управлявшийся лонжей (советом). Во главе эснафа стояли самостоятельные уста-мастера, имевшие тестир (пояс). Ступенькой ниже стояли мастера без тестира, которые не были самостоятельными, хотя и обладали знаниями, умениями и опытом.  Ниже мастеров находились баш-калфи и калфи (старшие подмастерья и подмастерья), которые еще обучались ремеслу, а ниже всего в иерархии располагались чираци (ученики). Каждый человек, входивший в эснаф, платил членский взнос, который использовался на общественно полезную деятельность – строительство и содержание общественных зданий и дорог.

Поповата къща, построена в 1848 г., музей Брациговской архитектурной школы. Фото с сайта https://www.bulgariatravel.org/

Умелые арнауты не забывали сделанного им добра и откликались на просьбы людей. В 1816 году село Батак просило брациговцев прислать мастеров, которые построили бы новую церковь. Эснаф отправил туда двух своих самых лучших строителей.  В знак признательности и благодарности за доброту батовчан к переселенцам в 1791 году, строители отказались от платы за свои труды. Так была построена печально известная церковь Святой Недели в Батаке.

Церковь Святой Недели в Батаке

Чтобы посторонние не понимали, о чем они говорят, брациговские мастера-строители за века создали свой тайный язык — мештровский (от «мештра» — мастер). В окрестностях города Гоце Делчев его сегодня называют «мештроганский». Может быть, самое известное выражение из этого тайного языка – «Флясаш ли мештровски?» («Говоришь на мештровском?»).  В то время это был один из самых богатых тайных языков, но сегодня он почти не используется. Отдельные слова сохранились в Брацигово и окрестных селах, где старые люди, например, называют Солнце мештровским словом «Райчо».

И сегодня в пределах Болгарии можно увидеть произведения брациговских мастеров (Например, колокольня в самом Брацигове — самая высокая из православных колоколен на Балканском полуострове. Ее высота 35 метров.) Несмотря на то, что они давно умерли, эти мастера говорят с нами через поколения посредством своих зданий. 

Источник

Колокольня церкви Святого Иоанна Предтечи в Брацигово. Построена в 1884-1886г мастером Иваном Драговым. Оборудована двумя колоколами и часовым механизмом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *