Бомба в Народном театре

4 февраля 1923 года отмечался 65-летний юбилей первого театрального представления в Болгарии. Местом торжеств было выбрано самое представительное здание Болгарии того времени – Народный театр в Софии. На празднование были приглашены видные общественные деятели, интеллектуалы, вообще весь высший свет болгарской столицы.

Как и сейчас, политики тогда любили изображать меценатов и знатоков искусства, поэтому в зале в этот день присутствовали почти все члены Совета министров во главе с премьером Александром Стамболийским, а в царской ложе зрители могли увидеть самого Бориса III.

Программа состояла из отрывков из известных болгарских пьес, объединенных под пафосным названием «Апофеоз родного драматического искусства». В антологию вошли произведения Васила Друмева – «Иванко», Добри Войникова – «Райна княгиня», на Саввы Доброплодного – «Михал мишкоед» и Ивана Вазова – «Михалаки чорбаджи» и «Към пропаст».

А. Стамболийский

Именно во время демонстрации «Михалаки чорбаджи», в кульминационный момент, когда господин Стоянович объяснялся в любви Виктории, с места №8 в зрительном зале поднялся боевик Внутренней Македонской революционной организации (ВМРО) Асен Даскалов. Он демонстративно распахнул свою широкую куртку, достал бомбу – «одринку» и бросил ее в министерскую ложу. 

Кто-то, заметив это, закричал: «Атентат! Атентат!» («Покушение! Покушение!»)

Бомба с грохотом взорвалась…В пустой ложе!  Обломки кирпичей, куски штукатурки, пыль и осколки стекол посыпались на головы публике.  Возникла паника – женщины кричали, мужчины бежали к выходам. Прибыла пожарная команда, состоящая всего из двух человек.

Бомбаджия (бомбист) с револьвером в руке беспрепятственно покинул театр и запрыгнул в ожидавший его экипаж, где сидел активист Болгарского земледельческого союза (БЗНС) Борис Бумбаров. По одной из версий ВМРО поручило Даскалову убить лидера БЗНС Стамболийского, но он в последний момент передумал и, зная, как карает македонская организация за неисполнение приказа, обратился за помощью к Бумбарову. Бумбаров сообщил о готовящемся покушении еще одному земледельческому лидеру – министру внутренних дел Райко Даскалову. Руководство БЗНС решило использовать момент в своих интересах. Террорист получил указание – «Ты бросишь бомбу, но не убьешь великого человека!». Так и произошло. Перед самым покушением Стамболийский с сопровождающими покинул министерскую ложу.   

По официальной версии министры вышли из ложи услышав женский крик «Бомба!».

Впоследствии осколки бомбы были обнаружены в стенах ложи и креслах, где должны были сидеть министры. Если бы Стамболийский в момент взрыва находился в ложе, он несомненно был бы убит или как минимум тяжело ранен.

Премьер сохранил самообладание и приказал полиции успокоить публику. Министр просвещения Стоян Омарчевски энергично чистил от пыли костюм и улыбался. Его развеселило поведение коллеги – министра земледелия Александра Оббова, который убежал из театра, опасаясь взрыва другой бомбы. К Стамболийскому подошел взволнованный царь в сопровождении своей сестры.  Наступила глубокая тишина.

Борис III подал Стамболийскому руку и взволнованно произнес: «Сочувствую вам, господин премьер! Очень рад, что вы невредимы! Искренне радуюсь! От всего сердца!». На что земледельческий лидер ответил: «Благодарю Вас, Ваше величество! Такова логика истории – один видит свадьбу, а другой – брадву (топор)».

Позже Асен Даскалов за малым не попал в руки правосудия, но все же два агента в штатском, отправленный Райко Даскаловым, вызволили его из полицейского участка и укрыли в доме бывшего министра Александра Ботева.

Участие в покушении ВМРО вполне объяснимо, поскольку с самого начала правления земледельцев организация стала кровным врагом правительства. Причина была в попытках правительства БЗНС сблизиться с Югославией и его позиция по македонскому вопросу. И покушение в театре было отнюдь не первым. В самом начале 1923 года три боевика ВМРО устроили засаду на мосту через Владайскую реку, преградив телегой с углем путь автомобилю Стамболийского. После того, как автомобиль остановился, террористы должны были забросать его несколькими бомбами. Но, один из террористов — тот самый Асен Даскалов крикнул, что приближается полиция и они отступили, не выполнив задуманного.

По законам ВМРО невыполнение приказа каралось смертью. Асен Даскалов знал это и, чтобы избежать смерти, предложил подготовить и совершить новый теракт. После этого он выдал руководству БЗНС квартиру, где боевики хранили оружие, предложив, чтобы его арестовали вместе с соучастниками.

Так он планировал спасти жизнь Стамболийскому и самому спастись в тюрьме от мести ВМРО.

Днем позже полиция прибыла к отелю «Берлин» чтобы арестовать Даскалова и его товарищей. Из-за шума, поднятого полицейскими, соучастники Даскалова поняли, что их собираются арестовать и бежали. Даскалов вынужден был бежать вместе с ними. Еще через несколько дней произошло покушение в театре.

А.Даскалов

Через неделю, 10 февраля, во время четвертого представления «Апофеоза родного драматического искусства» в театре произошел пожар и прекрасное здание – гордость столицы Болгарии было почти полностью уничтожено. Оно горело всю ночь, освещая несколько кварталов вокруг.  Во время пожара проявил себя русский эмигрант Юрий Захарчук, заложивший основы современной противопожарной службе в Болгарии.  Здание театра было восстановлено через 6 лет по проекту немецкого архитектора Мартина Дюлфера.

ВМРО все-таки расправилось с Александром Стамболийским 14 июня 1923 года после военного переворота. В августе 1925 года труп Асена Даскалова был обнаружен на станции Батановци в поезде София – Петрич.

По материалам Десант.нет и Ретро.bg. Заглавное фото с сайта http://www.lostbulgaria.com/ — Народный театр, начало ХХ века.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *