Битва при Черномене

26 сентября 1371 года в Битве на реке Марице (битва при Черномене) армия османского султана Мурада I под командованием Лала Шахина разгромила объединенные силы болгар и сербов.

…Никогда ухо не слышало и око не видело таких невзгод и злодеяний, которые посыпались на все западные города и области. Когда был убит героический деспот Углеша, турки полетели по всей земле как птицы по воздуху. Одни из христиан были убиты, другие захвачены в плен, а тех, кто остался косила смерть от голода. Такой голод наступил тогда, кого никогда не было от сотворения мира и, какой, благодарение Христу не настанет никогда уже.  Которые все-таки спаслись от этой напасти, те по божьему промыслу были съедены волками. Увы! Какое прискорбное зрелище наступило…

Этими словами в своей хронике XIV в. монах Исайя описывает положение на Балканах после битвы при Черномене в 1371 году., в которой османы разгромили христианскую армию серского деспота Углеши и короля Вылкашина. После этой победы они начали постоянно вторгаться на полуостров и из союзников византийцев превратились в настоящих завоевателей, стремившихся построить свою империю на землях Византии, Болгарии и Сербии.

1371 год был полон несчастий для балканских государств. В феврале умер болгарский царь Иван Александр, правивший более 40 лет, в конце года – сербский король Стефан V Урош, сын знаменитого Стефана Душана, наследник династий Тертеров, Смилецов, Шишманов и Асеневцев. Зима того года была исключительно тяжелой, а земли Беломорской Тракии и Македонии, где находились владения Вылкашина и Углеши, еще в пятидесятые годы опустошила «Черная смерть». И в следующие десятилетия чума возвращалась шесть раз…

Король Вылкашин

Одновременно с этим сепаратистские движения на Балканах приобрели невиданные размеры – Болгарское государство разделилось на Тырновское и Видинское царства и Добруджанское деспотство. Сербское королевство было поделено между королем Вылкашином, получившим свой титул от Стефана Уроша и его братом Углешей.  На землях северной и западной Македонии Вылкашин основал Прилепское королевство, в которое входили города Скопье, Прилеп и Охрид. Углеша был объявлен деспотом юго-восточной Македонии со столицей в Сяре (Сере, Сересе).

Причиной объединения христианских сил под предводительством Вылкашина и Углеши стал ряд событий конца шестидесятых годов XIV века.

И прежде всего – поход на Балканы савойского графа Амадея VI, который выступил в поддержку своего двоюродного брата – византийского басилевса Иоанна V Палеолога. В 1366 году ему удалось отбить у османов и вернуть византийцам стратегически важную крепость Галиполи, служившую «воротами» из Малой Азии на Балканы и в Европу. Поход Амадея Савойского в большей степени ослабил болгар, чем османов оторвав большую часть болгарского Черноморья от владений царя Ивана Александра. В результате войска султана Мурада I смогли в 1369 году захватить Одрин, в 1370 – Пловдив и в 1371 – Стара-Загору и достигли стен Сердики.

Новые правители Македонии – король Вылкашин и его брат Углеша решили, что наступил момент раз и навсегда расправиться с османскими завоевателями. Их поддержало сельское население, подвергавшееся со стороны осман невиданным жестокостям и грабежам.  Византийский историограф Дука рассказывает об этих набегах:

Турки более всех других народов любят грабежи и обман. Они проявляют это и в своих взаимных отношениях, что же остается христианам? Как только услышат голос трубы о нападении…все добровольно спешат толпой – как река, которая разливается. Большинство из них без кошелька и сумки, без кинжала и меча.  Другие идут пешком и бегут, образуя ряды многочисленного войска, часто с одной булавой (дубиной) в руке. Нашествие их длится непрерывно, и они подчинили все провинции от Херсонеса до Истыра…

Поэтому в армию Вылкашина и Углеши вошло многочисленное крестьянское ополчение. Источники дают разную информацию о численности христианской армии. Монах Исайя рассказывает, что деспот Углеша собрал «все сербские и греческие войска и брат его король Вылкашин и множество других вельмож, что-то около 60 000 отборного войска». Димитр Кантакузин говорит о «70 000 обученных вооруженных мужчинах», а Мавро Орбини – что численность армии была около 20 000 бойцов. Во всяком случае для того времени собрать даже двадцатитысячную армию было большим достижением. Османы располагали значительно меньшими силами. Димитр Кантакузин говорит о 4 500 бойцах, Лаоник Халкондил – всего о 800, а Мавро Орбини указывает, что османы имели 3000 «самых лучших людей».  Османскую армию возглавляли двое опытнейших турецких полководца – Лала Шахин и Хаджи Илбеги.

Сентябрь 1371 года казался подходящим моментом для атаки. Падение Галиполи изолировало румелийскую армию осман от анатолийской.  Султан Мурад I вероятнее всего останется в Малой Азии, что сделает один неожиданный удар по Одрину – сильнейшей крепости осман на Балканах идеальной возможностью остановить нашествие. В «Короне истории» османский историк XVI века Ходжа Садеддин утверждает, что повод для битвы нашелся после того, как Пловдив был захвачен османами. Правитель города бежал и обратился за помощью к сербам. Углеша начал масштабную подготовку к походу, собирая христианскую армию в своей столице – Сяре, откуда отправился к Одрину.

Султан Мурад I
Лала Шахин

Лала Шахин (около 1310 – 1390г.) был одним из опытнейших османских полководцев того периода («лала» в переводе значит «учитель»). Христианин по рождению, позже он вместе со своим отцом принял ислам. Он быстро вошел в османскую элиту, утвердившись как один из самых приближенных командиров правителя Орхана Гази, который даже назначил его учителем престолонаследника Мурада.

После того, как последний в 1361 году взошел на трон в Бурсе, он возложил на своего бывшего наставника большую ответственность – командование балканской армией. 

Состав христианской армии был многонациональным – в нее входили преимущественно сербы, болгары и греки, а согласно некоторым источникам, и наемники из Венгрии и Влахии. Без сомнения, командовать этой массой людей различного происхождения, говоривших на разных языках, было крайне трудно, что и проявилось в ходе битвы.  

Вожди христианской армии допустила множество ошибок. Руководствуясь мыслью, что судьба будет благосклонна к ним, поскольку их дело богоугодное, они вели себя самоуверенно несмотря на неопытность Вылкашина и Углеши, которые до того момента не отличились ни одной значимой военной победой. 

25 сентября христианская армия встала лагерем на берегу реки Марица около села Черномен в 30 километрах от Одрина. Если верить османскому историку Садеддину, армия Углеши

…погрузилась в круглосуточный блуд и разврат, ночное пьянство и дневное похмелье».

Хаджи Илбеги был отправлен с небольшим числом людей разведать позиции христианского войска и, увидев его состояние, решил, что выгоднее всего атаковать немедленно, не докладывая главнокомандующему Лале Шахину. Христиане подумали, что на них нападает огромная армия. В ночной суматохе 26 сентября множество их нашли свою смерть. Согласно источникам, в панике многие из них сражались друг с другом.

Подчеркнуто гиперболизировано и самодовольно Ходжа Садеддин описывает события таким образом:

…В темноте – окруженная свистом и криками – их окровавленная и грязная бесчисленная толпа сама себя уродовала и уничтожала. Бессильные биться, обезумевшие от страха глупцы вскочили со своих лежанок как брошенное в огонь войны стадо хищников и поспешили бежать с поля битвы. Испарившиеся как дым от огня, жалкие неверные бросились к реке Мерич и потонули в ее водах. Другие – напуганные до смерти ловкостью гази (мусульманских воинов, героев, воинов за веру — прим. редактора) покинули ужасное место и попрятались в норы…

Монах Исайя с болью христианского священника дополняет:

Они не только не изгнали турок, но сами сильно пострадали, потому что были перебиты и оставили свои кости там непогребенными; другие, огромное множество погибли от острия меча или были забраны в плен; третьи, меньшинство, смогли спастись и вернуться

В ходе боя погибли Углеша и Вылкашин.

Последствия того, что случилось около Черномена ощущались еще несколько веков. Черномен стал концом мечты остановить османскую экспансию. Вылкашину и Углеше не удалось примерить на себя славу хана Тервела, разбившего арабов и спасшего Европу шестью веками раньше. 

При Черномене христиане не просто проиграли сражение, они упустили возможность остановить зарождающуюся мощь ислама. Георги Острогорски пишет:

Это была важнейшая и имевшая самые большие последствия победа турок до 1453 года. Ее первым результатом стал разгром Серского государства, а более далекими последствиями – гибель всех балканских государств.  Их захват стал вопросом времени.

С того момента новой тенденцией стало постоянное усиление исламской угрозы, а последняя попытка балканских христиан остановить ее завершилась поражением в битве на Косовом поле восемнадцатью годами позже…

Димитр Милчев. Источник

На заглавной картине изображен Лала Шахин во время битвы при Черномене

Завоевания осман после битвы при Черномене

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *