Битва при Ахелое

20 августа 917 года состоялось сражение при Ахелое, в котором болгарская армия во главе с царем Симеоном I Великим одержала  победу над  византийскими войсками под командованием магистра Льва Фоки — доместика схол (командира  одного из гвардейских отрядов — схолариев) и  главнокомандующего всеми сухопутными силами империи . Эта битва является одним из крупнейших сражений всего европейского Средневековья.  Согласно арабскому хронисту аль-Масуди, в нем принимало участие всего 122 тысячи воинов.

Царь Симеон

Основной целью византийцев было нейтрализовать усиливающееся болгарское государство и взять реванш за унизительные условия, установленные мирным договором 913 года.

Болгарская армия

Основные византийские источники не приводят данных о численности и составе болгарской армии, но косвенно мы можем почерпнуть эти сведения в рассказе о чуде Святого Георгия. По утверждению Ивана Божилова из этих источников ясно, что в состав болгарской армии входили также мадьярский и печенежский контингенты (хотя по другим версиям печенеги должны были выступить на стороне Византии, но не смогли прибыть к месту битвы). Христо Димитров отстаивает мнение, что вероятнее всего именно участие мадьяр в сражении, а затем и в наступлении на Константинополь является исторической базой свидетельства Петра Ранзаниуса о мадьярском походе на византийскую столицу. По аль-Масуди союзная армия Симеона включала 60 тысяч всадников (невероятное для того времени число). На подобную информацию следует смотреть критически. Особенно учитывая то, что основная масса сражавшихся были пехотинцами.

Во главе болгарского войска стоял царь Симеон, лично принимавший участие в битве. Очень вероятно, что в командный состав болгарской армии входили и предводители последовавшего позднее карательного похода против Сербии Теодор Сигрица и Мармаис.

Царь Симеон во главе болгарского войска

Византийская армия

Патриарх Николай Мистик в одном из своих писем отмечал «такое великое передвижение…такой великой армии». В «Чуде Святого Георгия» также говорится об огромном множестве войск, собранных со всех областей империи. Благодаря заключению мира с арабами, о котором говорит большинство источников, на Балканы была переброшена и армия из Малой Азии. Согласно хронике Иоанна Скилицы, императрица Зоя «решила вместе с сенатом, что необходимо заключить мир с сарацинами и перебросить на Запад все восточное войск, так объединив восточные и западные войска начать войну с болгарами и совсем их уничтожить».

Из перечисления некоторых из военачальников становится ясно, что в сражении кроме основных сил, состоявших из войск  военно-административных областей (так называемые  «фемы»), участвовали также  минимум три из четырех  конных гвардейских тагм (отрядов) — схолы, экскувиты и  иканаты, а также армянские части из самых восточных, пограничных областей империи.  Аль-Масуди утверждает, что византийская армия насчитывала 62 тысячи воинов, в том числе 12 тысяч всадников. Это число также оспаривается историографами. 

Во главе византийской армии стоял доместик схол, магистр Лев Фока. В составленном по приказу императора Константина VІІ продолжении Теофановой хроники отмечено, что он «отличался более храбростью, чем качествами хорошего военачальника». В отличие от болгарской армии командный состав ромеев подробно описан в хрониках. Патриций Константин Липс (вместе с сановником Леонтием) сопровождал главнокомандующего в качестве его советника по всем вопросам. Начальником тагмы эскувитов был Иоанн Грапсон, а тагмы иканатов – Олвиан Марул. В числе других военачальников упоминаются также Роман Аргир с братом Львом Аргиром, брат главнокомандующего Варда Фока и наконец магистр Мелиас, командовавший армянами из Ликандоса. Корабли находились под командованием друнгария флота патриция Романа Лакапина и имели задачу переправить союзных Византии печенегов через Дунай.

Однако стратег Херсонеса, который договорился с печенегами и прибыл с ними к берегам Дуная, поссорился с командующим византийским флотом. Они не смогли договориться, кто из них главнее. В результате этого конфликта Роман Лакапин отказался переправлять кочевников, и те вернулись к своим стойбищам.

После заключения мира с арабами, войска из азиатских провинций Византии были переброшены на Балканы. Чтобы поощрить армию и дополнительно поднять ее боевой дух, гвардейским тагмам предварительно была выдана зарплата, а дворцовый протопоп Константин Кефала  вместе с Константином Валелиасом вынесли деревянный крест, на котором был распят Христос и воины всей армии поклялись, что «умрут друг за друга».

После принесения клятвы сухопутная армия направилась в Болгарию. В одном из своих писем патриарх Николай Мистик указывает, что византийская армия вторглась на болгарские территории из-за тревожных известий, пришедших от стратегов Тракии, Македонии, Солунской и Драчской областей, а также от херсонеского стратега Иоанна Вогаса. Так как армия двигалась вдоль морского побережья, то вероятнее всего она вошла на болгарскую территорию у Дебелта. Опираясь на свидетельство Скилицы, что сражение состоялось около города Анхиало 6 августа 917 года, некоторые исследователи считают, что находившиеся там болгарские пограничные отряды попытались остановить византийское наступление, но после неудачи отступили к реке Ахелой и присоединились к основным силам.   

Поле боя

Ахелойское поле на юге граничит с Черным морем. Оно сравнительно ровное, хотя в его западной части есть несколько небольших возвышенностей. Поле пересекает река Ахелой, хотя и не слишком полноводная, но дно ее местами илисто, а сама она достаточно глубока и широка чтобы быть опасной для переправы вброд.

До сих пор историки спорят о конкретном месте сражения: было ли это северо-восточнее устья реки, рядом с Месемврией или юго-западнее реки – на поле между ней и городом Анхиало.

Так как известно, с одной стороны, что после поражения многие из византийцев утонули в море и реке, а с другой – что главнокомандующий Лев Фока спасся, бежав в Мессемврию, высока вероятность того, что битва произошла на восточном берегу реки.  Если бы сражение было на юго-западе от Ахелою, военачальнику было бы трудно достичь Месемврии, а обычные воины, не знакомые в отличие от командиров с местностью, предпочли бы бежать назад по тому же пути, по которому пришли сюда и тогда бы не было такого большого числа утонувших.

С другой стороны, ромейская армия никогда бы не построилась для сражения спиной к морю, что говорит против версии, что битва произошла на восток от Ахелоя. Подобное расположение противоречило бы всем стратегиконам (византийским военным трактатам, своеобразным боевым уставам того времени). Эти стратегиконы рекомендовали на случай неудачного хода сражения иметь между армией и лагерем достаточно большое пространство для отступления, маневрирования и перегруппировки войск. Известно, что ромейский лагерь был построен поблизости от Анхиало, а не Месемврии. Сам по себе этот факт подтверждает общепринятое утверждение, что битва произошла на Анхиалском поле. Больше число ромеев, утонувших в реке объясняется самим ходом сражения.  

Нельзя упускать из внимания и тот факт, что восточнее Ахелоя нет больших холмов, которые Симеон мог бы использовать, чтобы спрятать свой резерв. Такие холмы находятся в северной части Анхиалского поля, примерно в 4 – 5 км западнее устья реки.

Ход сражения

Имперская армия была расположена лицом к северу и, скорее всего занимала по фронту расстояние более 4 км, в то время как болгары расположились параллельно ромеям фронтом к югу.

Сражение началось с крайне ожесточенных столкновений в центре. Обе стороны сражались насмерть, не беря пленных. Постепенно византийцы начали одолевать и, хотя болгарский центр начал прогибаться, отступление совершалось организовано.  Ошибочно предположив, что битва уже выиграна, Лев Фока решил нанести главный удар своим правым крылом и этим завершить разгром болгар. С этой целью он бросил в бой все свои резервы. Болгарское левое крыло не смогло противостоять сильнейшему натиску и начало отступать. Большая часть византийской армии – центр и правое крыло бросилась в преследование противника, нарушив боевое построение.

В этот критический момент болгарский царь Симеон со своей тяжелой конницей и резервами, спрятанными за холмом Биберн (у нынешнего города Каблешково) при поддержке правого крыла болгарской армии неожиданно атаковал во фланг левое крыло ромеев.

Византийских воинов охватила паника и они побежали. Потерявшая боевой порядок и прижатая к морю и реке армия Льва Фоки была не в состоянии оказать серьезное сопротивление. Деморализация и беспорядочное отступление стоили жизни десяткам тысяч воинов. Большая часть из них была зарублена, многие утонули в море, попытавшись бежать на юг к Анхиало. Та же участь кто пытался пробиться к Месемврии – они утонули в реке Ахелой.

Византийская армия была почти полностью рассеяна и уничтожена. Согласно хронике валь-Масуди от разгрома спаслись около 2000 ромейских всадников (скорее всего, не успевший вступить в бой отряд).

Согласно византийской хронографии и агиографии, не вся армия была перебита. Много ромеев попало в плен, многим удалось бежать и позже они приняли участие в сражении при Катасирти. Сам Лев Фока смог пробиться в северном направлении и укрыться в Месемврии, находившейся всего в 8 км от реки Ахелой. На поле боя нашли свою смерть Константин Липс и Иоанн Грапсон. Убиты были и большинство стратегов – высших византийских офицеров и начальников военно-административных областей.

Болгарская победа при Ахелое, иллюстрация км хронике Иоанна Скилицы

Имея в виду ожесточенное начало сражения, вероятно болгарская сторона тоже понесла серьезные потери – преимущественно среди пехоты центра боевого построения, принявшей на себя первый удар ромеев.  

Последствия

Огромные людские потери временно нейтрализовали военную мощь Византии. Попытка Льва Фоки вместе с этериархом Иоанном (начальником личной императорской гвардии) и Николаем Дукой дать отпор наступлению болгар около Катасирти, недалеко от Константинополя закончилась новым разгромом. Эти неудачи на поле боя значительно пошатнули правление императрицы, бывшей регентом своего сына. Воспользовавшись ситуацией полутора годами позже – в первые месяцы 919 года Роман Лакапин совершил государственный переворот, лишив Зою Черноокую власти. На сцену вновь вышел патриарх Николай Мистик.  В мае 919 года Лакапин выдал свою дочь замуж за молодого императора Константина VІІ и объявил себя василеопатором (дословно – «отец басилевса»), а в сентябре того же года был объявлен кесарем (высший светский титул после императорского).  В декабре 920 года был коронован как император и соправитель Константина VII, а годом позже провозглашен автократором (самодержцем). Хотя захват власти Романом Лакапином положил начало процессу стабилизации в Византии, катастрофические потери в живой силе при Ахелое не позволили империи в первые годы его правления восстановить свою военную мощь в полном объеме.

Несмотря на победу при Катасирти Симеон не стал осаждать Константинополь, а направил свои армии против сербов, которые непосредственно перед битвой при Ахелое заключили союз с Византией и выступали посредниками при переговорах империи с венграми против Болгарии. Только после этого Симеон начал подготовку к захвату Константинополя. Он попытался заключить союз и организовать совместные действие с арабами из Туниса. Однако византийские дипломаты, щедро подкупая арабов, помешали реализации этого плана.    

Памятник, посвященный сражению. Поселок Ахелой, Болгария. Фото с сайта http://timeteka.ru/?p=15823
Памятник, посвященный сражению. Поселок Ахелой, Болгария. Фото с сайта http://timeteka.ru/?p=15823
Табличка на месте сражения. Поселок Ахелой, Болгария. Фото с сайта http://timeteka.ru/?p=15823

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *