Битва при Адрианополе – разгром латинян

В феврале-марте 1204 года царь Калоян, внимательно следивший за быстрым изменением обстановки на Балканах и разгромом Византии рыцарями IV крестового похода, отправил посольство к вождям латинско-венецианской армии. Согласно одному из летописцев этого похода, Роберу дю Клари, болгарский правитель известил «высших баронов армии о том, что если бы они желали короновать его как короля, чтобы он был господарем своей земли Влахии (т. е. Болгарии — прим. автора), которую он имеет, он придет к ним на помощь для взятия Константинополя со ста тысячами вооруженных мужчин»

Очевидно, речь идет о многочисленных куманских полчищах, которые болгарский царь мог привлечь к нападению.  Посовещавшись, латинские бароны не только отвергли предложение, но заявили, что будут всячески вредить царю и остановят его. В сущности, крестоносцы и венецианцы уже имели письменное соглашение о захвате балканских земель.

Калоян и Целгуба – художник Васил Горанов.

После взятия Константинополя латинянами и провозглашения Балдуина I Фландрского императором, царь Калоян снова попытался достичь соглашения с новыми хозяевами Босфора. Византийский историк Никита Хониат пишет, что, когда он «отправил послов дружбы, было ему отвечено обращаться к ним в своих посланиях не как басилевс к друзьям, а как слуга к хозяевам».

Луи Галле. Коронация Балдуина I в Константинополе. Версаль

Третью и последнюю попытку мирного урегулирования болгаро-латинских отношений царь Калоян сделал летом 1204 года на встрече с французским аристократом Пьером де Брашо.

Болгарский правитель и его люди с издевкой сказали рыцарю:

«Сир, мы поражены вашими великими рыцарскими подвигами и сильно удивлены тем, что вы пришли искать в этой стране, так как Вы из дальних стран, а пришли, чтобы завоевать землю. Говорят, в вашей стране нет земли, чтобы удовлетворить Ваши нужды?».

Латиняне так и не поняли издевки.

Калоян искал и вмешательства римского Папы Иннокентия III, чтобы потушить назревавший конфликт с латинянами. В своем письме к Папе он пишет:

«Еще о латинянах, которые вторглись в Цариград, пишу Вашей святости написать им, чтобы они остановились далеко от моего царства, и не буду делать им никакого зла. В случае, если они начнут что-нибудь против моего царства и не будут его уважать и убьют людей, которые мне подвластны, пусть Ваша святость не подозревает мое царство, но все будет свободно от подозрений».

В то же время агрессивные намерения новообразованной Латинской империи на Босфоре были ясно выражены правителем Солуна маркизом Бонифацием Монфератским, одним из вождей похода. Он обратился к латинскому императору Балдуину I со словами:

«И отправимся, если таково Ваше желание против Йоана (т. е. Калояна — прим. автора), который кроль Влахии и Болгарии и владеет несправедливо большой частью земли»

Тем временем Латинская империя захватила много городов в Тракии, тем самым серьезно затронув интересы местной византийской аристократии. Попытки некоторых ромеев перейти на службу к латинянам встретили грубый отказ и маркиза, и императора. Тогда лишённые выбора византийцы обратились за защитой к царю Калояну.

«И они его известили, что объявят его [своим] императором и что все будут ему подчиняться как своему хозяину, а он будет их защищать и будет управлять ими как своими [подданными]»

В первый и последний раз в истории ромеи предлагали болгарскому царю стать византийским императором. Зимой 1204-1205 года был заключен болгаро-византийский союз. Царь Калоян приказал бежавшим к нему ромеям вернуться в тракийские города и, как только возможно, вредить латинянам. Рассчитывая на болгарского царя, весной 1205 года византийское население в крепостях и селениях Тракии подняло восстание. Была свергнута латинская власть в Димотике и Одрине (Адрианополе). Положение крестоносцев становилось все труднее.

Латинский правитель Пловдива Рене дю Три был брошен своим сыном, братом и зятем, которые попытались бежать в Константинополь. Они, однако, были схвачены ромеями, которые немедленно передали их Калояну, а тот приказал отрезать им головы. Началось решительное и безжалостное противоборство.  Сам Рене дю Три с 15 рыцарями скрылся в неприступном замке Стенимак (Сегодня — Асенова крепость) В это время царь Калоян со своим войском и бесчисленными куманскими отрядами наступал с севера.

В конце марта латиняне во главе с императором Балдуином І, дожем Венеции Энрико Дандоло и графом Луи дю Блуа направились к Одрину, вызвав подкрепления из всех ближайших мест. Западные аристократы отдавали себе отчет, что на карту поставлены все их завоевания. Когда они достигли Адрианополя, то увидели, что на крепостных стенах и башнях развеваются знамена и хоругви царя Калояна.

Осада города латинянами была бесплодной.  Крестоносцы попытались сделать подкоп под стенами, чтобы проникнуть внутрь, но эта акция не имела успеха. Их положение ухудшилось из-за нехватки продовольствия. Были отправлены отряды, чтобы найти съестные припасы в окрестных селениях. 13 апреля к Одрину подошла и армия Калояна. Кроме болгар она включала около 14 000 куманов. Болгарский правитель отделил часть куманов и отправил их убивать и угонять скот, предназначенный для пропитания латинян, а также ездовых и вьючных животных, которые паслись около их лагеря. Крестоносцы попытались преследовать куманов. Однако те обернулись и стали стрелять из луков, осыпая преследователей стрелами. Латиняне извлекли урок из этого неожиданного маневра. Было решено, что при новом болгарском нападении никто не должен покидать лагеря.

В то же время царь Калоян со своим войском укрывался в лесистой местности и оврагах. На другой день, 14 апреля (Великий четверг страстной недели) он поднялся на холм, откуда руководил боевыми действиями против латинян, оставаясь незамеченным ими. Прежде всего, против латинского лагеря был направлен куманский отряд во главе с вождем Коча.  Как и накануне он смог втянуть латинян в преследование. Возглавлял погоню граф Луи дю Блуа, а следом за ним двигался сам Балдуин І.

Легкая куманская конница отступала стремительно, и латиняне не заметили, как отошли от лагеря приблизительно на 8-10 км, где и попали в засаду. Их кони устали, со всех сторон их окружали свежие болгарские и куманские отряды, имевшие к тому же численное преимущество.  Одетых в тяжелые доспехи малоподвижных рыцарей стаскивали с коней крюками и арканами и безжалостно убивали в рукопашной схватке.

Васил Горанов , пленение Болдуина I при Адрианополе

Никита Хониат пишет: «этим несчастным перерезали горла косами или душили их ловушками [арканами], а кони их были убиты». Лучшая, отборная часть армии крестоносцев была уничтожена. Граф Луи дю Блуа и еще более 300 рыцарей пали на поле боя, а уцелевшие обратились в беспорядочное бегство, ища спасения.

Император Балдуин был схвачен живым. На шею ему намотали цепь, а ноги заковали в кандалы. В таком виде он был отправлен в Тырново и брошен в темницу. Его правление в Константинополе в качестве императора продлилось меньше года: с 16 мая 1204 до 14 апреля 1205.  Годом позже, в 1206, он «отдал должное плоти», вероятно, был убит по приказу царя Калояна.

Башня Балдуина в крепости Царевец в Велико Тырново. Реконструкция 1930 года

Ночью болгары прекратили преследование, что позволило уцелевшим латинянам добраться до крепости Родосто. На этом, однако, беды западных пришельцев не закончились. Вскоре после этого умер, вероятно, от инфаркта, 98-летний венецианский дож Энрико Дандоло, которого Никита Хониат называет «старейшим и многоликим злом и первопричиной всех бед ромеев».

Венецианский дож Энрико Дандоло

Так была окончательно сломлена надменность западноевропейских рыцарей. Трое правителей Латинской Константинопольской империи – Балдуин І, Энрико Дандоло и Бонифаций Монфератский нашли свою смерть (последний несколькими годами позже) в результате столкновения с болгарами. 

С точки зрения истории европейского юго-востока битва при Одрине имела существенные последствия для политической жизни региона. Страшная латинская сила вдруг исчезла, это придало смелости и другим балканским правителям противостоять ей. Никогда больше Латинская империя не осмелилась вступать в такое решительное противоборство с каким-либо из балканских государств.  А наследник Балдуина, император Анри (1206-1216), хотя и достиг некоторых успехов в противостоянии с царем Борилом (1207-1218), в основном умело избегал прямых столкновений с болгарами.

 И, хотя Латинская Константинопольская империя просуществовала еще полвека, это было результатом ее приспособления к реальностям полуострова.

Автор: доцент Георги Николов, Исторический факультет на Софийского Университета. Первоисточник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *